Ты воздвигнешь великий город в честь святого апостола Петра.
Это будет новая столица. Бог благословляет тебя на это.
Казанская икона будет покровом города и народа твоего.
До тех пор, пока икона Казанская будет в столице и перед
нею будут православные, в город не ступит вражеская нога.

Пророчество великого святителя
Митрофана Воронежского, сделанное им
десятилетнему Петру Алексеевичу в 1682г.

Пророчество сбылось. В 1703 году был заложен великий город, новая столица великой страны. А в 1710 году Петр повелел перевезти в новую столицу чудотворную икону Казанской Божией Матери, впервые явленную русским воинам в Казани в 1579 году.

Многим старый Петербург кажется унылым и мрачным городом, построенный на костях, он словно дышит смертью, городу страшно…Но только не коренным петербуржцам: они преданы ему всей душой и телом, они чтят его историю, и из уст в уста передают всякие байки и легенды, которые возводят Петербург в ранг Мистической столицы мира.

Медный всадник

24 января 1791 года в Париже умер французский скульптор Морис Этьен Фальконе, автор памятника Петру I на Сенатской площади в Санкт-Петербурге – знаменитого “Медного всадника”, ставшего одним из символов северной столицы. Сам автор писал о своем творении: ”Я ограничусь только статуей этого героя, которого я не трактую ни как великого полководца, ни как победителя, хотя он, конечно, был и тем, и другим. Гораздо выше личность созидателя, законодателя, благодетеля своей страны, и вот ее-то и надо показать людям. Мой царь не держит никакого жезла, он простирает свою благодетельную десницу над объезжаемою им страной. Он поднимается на верх скалы, служащей ему пьедесталом, – это эмблема побежденных им трудностей”.

Медный всадник, памятник, посвященный Петру Первому, стал одним из символов Санкт-Петербурга. С самого дня установки он стал предметом для множества мифов и легенд. Противники самого Петра и его реформ предупреждали, что памятник изображает “всадника Апокалипсиса”, несущего городу и всей России смерть и страдания. Сторонники Петра говорили, что монумент символизирует собой величие и славу Российской империи, и что Россия останется таковой, пока всадник не сойдет со своего пьедестала.

При работе над монументом Фальконе столкнулся с проблемой – невозможно было найти походящий камень для постамента. Скульптор задумал изобразить Петра в виде всадника на скале, напоминающей по форме морскую волну, что символизировало бы завоеванный императором выход России к морю. Фальконе разработал эскиз постамента, составленного из отдельных гранитных блоков, так как найти цельную глыбу нужного размера было нереально. Но все-таки в газетах дали соответствующее объявление. На него откликнулся Семен Вишняков, поставщик строительного камня для нужд столицы. По легенде, на нужный камень недалеко от Лахты ему указал юродивый. В незапамятные времена молния расколола гранитную скалу, из-за этого местные крестьяне прозвали ее Гром-камнем. Они же утверждали, что во время Северной войны Петр на самом деле не раз поднимался на вершину этого утеса, обозревал окрестности.

Еще одно предание гласит, что в образе “Медного всадника” запечатлен не только сам Петр I, но и его любимый жеребец Лизетта. Этого коня царь купил спонтанно у повстречавшихся купцов-барышников, когда возвращался из Великого посольства, переплатив за него лишних “100 голландских червонцев”. Очень уж ему понравилась эта лошадь бурого окраса. И сразу же назвал ее Лизеттой, что необычно для коня. Якобы в честь девушки при дворе Саксонского короля, с которой у Петра была связь. Лизетта была “лошадью одного хозяина”, Петра слушалась беспрекословно, но конюхи с ней мучились. Конь прослужил хозяину около 10 лет, а когда умер, Петр приказал сделать чучело. Оно до сих пор хранится в Зоологическом музее.

На самом деле, когда Фальконе делал наброски для будущей скульптуры, ему позировал гвардейский офицер на орловских рысаках из императорской конюшни, который раз за разом вскакивал на специальный постамент и резко осаживал лошадь.

Медный всадник. Блокада Ленинграда

Слава о Медном всаднике разносилась далеко за пределами Петербурга. В одном из отдаленных поселений возникла своя версия возникновения памятника. Версия заключалась в том, что однажды Пётр Первый развлекался тем, что перепрыгивал на своем коне с одного берега Невы на другой. В первый раз он воскликнул: “Всё Божье и моё!”, и перепрыгнул через реку. Во второй раз повторил: “Всё Божье и моё!”, и снова прыжок оказался удачным. Однако в третий раз император перепутал слова, и сказал: “Всё моё и Божье!”, тем самым поставив себя выше Бога. В этот момент его настигла Божья кара: он окаменел и навечно остался памятником самому себе. В другом варианте этой легенды – свалился в воду, простыл и тяжело заболел, а когда выздоровел, больше никогда ни себе, ни приближенным не позволял богохульничать. А через несколько лет царица матушка Екатерина повелела на том месте поставить памятник Петру и его коню. Бают, что он и сейчас стоит, а в известный день в году летает над Невой.

Говорят, что рукой Петр указывает в сторону Швеции, главного врага России в те времена. И что в центре Стокгольма стоит памятник Карлу XII, основному противнику Петра, который указывает рукой в сторону Санкт-Петербурга.

Сон Майора Батурина. Это самая известная легенда о “Медном всаднике”. В 1812 году, во времена наполеоновского вторжения, Александр I распорядился вывезти монумент в Вологодскую губернию. Однако безвестного майора Батурина стал преследовать один и тот же сон, в котором статуя оживает, сходит со своего постамента и скачет на Каменный остров, где тогда во дворце жил император. Александр I выходит навстречу своему царственному предку, и Петр ему говорит: “Молодой человек, до чего ты довел мою Россию! Но покуда я на месте, моему городу нечего опасаться”. Всадник поворачивает назад, и слышно только, как цокают металлические копыта по камням мостовой. Об этом сне доложили Александру I. Он был так впечатлен, что отменил эвакуацию памятника. И действительно, Наполеон до Санкт-Петербурга не дошел. Литературоведы также усматривают параллели между сюжетом этой легенды и поэмой Пушкина “Медный всадник”. Кстати, монумент стали так называть с легкой руки поэта. На самом деле он отлит из бронзы.

В годы Великой Отечественной войны среди ленинградцев была популярна легенда, что, пока памятники Петру и великим полководцам Суворову, Кутузову и Барклаю де Толли стоят на своих местах не укрытые, враг не войдет в город. И действительно, несмотря на 900 дней блокады гитлеровские войска так и не смогли взять Ленинград. А сами памятники сохранились невредимыми. Правда, “Медного всадника” все же укрыли от немецких бомб и снарядов: обшили досками и обложили мешками с песком.

Здание Двенадцати коллегий

Жители Санкт-Петербурга часто недоумевают, почему здание Двенадцати коллегий было построено не вдоль набережной Невы, а перпендикулярно к ней. Ведь оно всегда обладало большой общественной значимостью и могло бы стать композиционным центром Университетской набережной. Существует легенда, объясняющая это странное расположение здания.

Согласно этой легенде, Петр Первый, вынужденный уехать из строящегося Петербурга, поручил своему ближайшему помощнику, Александру Меншикову, наблюдать за ходом строительства Двенадцати коллегий. Ознакомившись с планом, Меншиков увидел, что здание, длиной почти в 400 метров, по замыслу архитектора должно ориентироваться фасадом на Неву. Он понял, что в этом случае на набережной, считавшейся наиболее фешенебельной частью города, не останется места для его собственного дворца.
Меншиков не мог допустить этого. Он непременно хотел построить на набережной свой особняк, и возведение здания Двенадцати коллегий явно мешало его планам. Тогда он приказал построить Двенадцать коллегий не вдоль набережной, а перпендикулярно к ней, и на освободившемся месте заложил собственный дворец.
Когда Петр Первый вернулся и увидел, как расположено здание Двенадцати коллегий, он был в ярости. Строительные работы находились уже в самом разгаре, и остановить их не представлялось возможным. В гневе Петр даже хотел казнить Меншикова, но потом передумал, побил палками  и дело ограничил крупным штрафом в государственную казну.

В оправдание сподвижника государя обратим внимание на старую гравюру. Меньшиков почти выполнил предписание Петра – он построил здание фасадом на реку. Перед зданием видна протока – похоже, она соединял Неву и Малую Неву. По некоторым данным это канал, засыпанный в XVIII веке. Но даже не это главное. Строительство Меншиковского дворца началось в 1710 году,  а Здание Двенадцати коллегий было заложено в 1722!
Эта легенда о здании Двенадцати коллегий и его величественном соседе – дворце Меншикова у многих вызывает сомнения. Некоторые историки указывают на то, что фасад Двенадцати коллегий хотели ориентировать на центральную площадь города, но позднее планировка Петербурга была изменена, а здание уже было построено.

В наше время здание Двенадцати коллегий считается главным зданием ведущего ВУЗа России Санкт-Петербургского университета. Некоторые факультеты, научная библиотека и некоторые административные службы университета располагаются в этом здании. 

Студенты университета могут рассказать всем желающим про «свое», университетское привидение. Оно вполне безобидно и является в ясные лунные ночи. Довольно часто его можно встретить за старым сараем, возле филфака, напротив здания Двенадцати коллегий.  Поговаривают, что это либо душа Блока, так как рядом находится дом, где родился поэт, либо тень замученного экзаменатором студента.

Работа исполнена по гравюре Е. Г. Внукова с рисунка М. И. Махаева, выполненного с натуры с помощью камеры-обскуры (1748-1750). Неизвестный художник. Третья четверть XVIII в.

Смоленское кладбище

Одна из самых ужасающих легенд Смоленского кладбища (которую, кстати, многие ученые рассматривают не как легенду, а как исторический факт) – легенда о сорока заживо погребенных священниках. Вскоре после революции священников со всего города арестовали, привезли на Смоленское кладбище, выстроили на краю заранее вырытой огромной могилы и предложили либо отречься от веры, либо ложиться в землю заживо. Все священники предпочли мученическую смерть. Говорили, что еще в течение трех дней из могилы доносились стоны, а земля на этом месте шевелилась. Затем на могилу упал Божественный луч, и все затихло.

Особое место в мифологии Петербурга принадлежит блаженной подвижнице с Петербургской стороны Ксении, прозванной в народе Петербургской, или Блаженной и похороненной на Смоленском кладбище.  И не потому, что она стала героиней многочисленных светлых легенд и преданий. И даже не потому, что ее причислили к лику святых и она стала небесной покровительницей города. Значение ее для петербургской низовой культуры состоит, как нам кажется, в том, что ее смерть, случившаяся более двухсот лет назад, игнорировалась петербургским обывателем. О Ксении Блаженной складывались и передавались из уст в уста легенды как о современнице.

В то время в одной из небогатых улиц Петербургской стороны, рассказывает одна из первых легенд о юродивой Ксении, жила счастливая пара, словно «взятая живьем из романов Лафонтена». Придворный певчий Андрей Петров и жена его Аксинья Ивановна так любили друг друга, что «и вообразить невозможно». Но муж неожиданно умер, оставив неутешную 26-летнюю вдову. И тут что-то случилось с Аксиньей Ивановной, будто бы «съехала с ума с печали». По преданию, Аксинья будто бы не смогла перенести того, что ее муж скончался скоропостижно, а, значит, не успел по православному обычаю исповедоваться и причаститься. И чтобы исправить эту несправедливость и избавить любимого человека от вечных мук, она решила отказаться от самое себя. Она убедила себя, что не Аксинья она, а Андрей Петрович, что это Аксинья умерла, а он только обратился в нее, а «в существе остался Андреем Петровичем». На свое прежнее имя она не откликалась, ходила в мужском платье, и только когда ей говорили: «Андрей Петрович», – она отвечала: «Ась?».

Она раздала все своё имущество и пошла странствовать, предсказывая людям их будущее. После того как она раздала все свое состояние, родственники объявили ее ненормальной. По их жалобе ее вызвали в департамент, где служил ее муж, и учинили строгий допрос. Но, в конце концов, признали ее вполне нормальной и «имеющей полное право распоряжаться своей собственностью по своему усмотрению».

Часовня Ксении Блаженной

На вопрос одной благожелательницы и покровительницы, как же она теперь будет жить без мужа, Ксения, по преданию, ответила: «Ну какое вам дело до покойницы Аксиньи, которая мирно покоится на кладбище. Ведь я похоронил свою Ксеньюшку, и мне теперь больше ничего не нужно. Дом я передаю тебе, Прасковья, только ты даром бедных жить пускай. Вещи сегодня раздам, а деньги на церковь снесу, пусть молятся об упокоении души рабы Божьей Ксении». С тех пор никто не знал, где жила Ксения, чем питалась и где скрывалась от дождя и стужи.

Той же Прасковье, которой она отдала свой дом, Ксения велела однажды идти на Смоленское кладбище, сказав, что там найдет она себе сына. Не дойдя до кладбища, Прасковья увидела толпу вокруг сбитой извозчиком женщины. Женщина была мертва. Рядом рыдал осиротевший ребенок. Прасковья взяла ребенка, приютила его «и воспитала в христианском духе». Говорят, много лет спустя именно он стал старостой того храма, который якобы помогала строить Ксения Блаженная. Могила этого легендарного старосты Ивана Ивановича Антонова находится и сейчас на семейном участке Антоновых на Смоленском кладбище. На ней установлен мраморный памятник в виде плакальщицы с урной в стиле русского классицизма начала XIX века.

По преданию, Ксения пользовалась особенным уважением у петербургских извозчиков. Завидя ее где-нибудь на улице, они наперебой предлагали ей свои услуги. Считалось, если кому-то удастся хоть немного провезти Ксению, то ему непременно будет сопутствовать счастье. Такая же примета была и у торговцев Сытного рынка. Весь день будет удачная торговля, если Ксения Блаженная возьмет у них с лотка или прилавка хоть какой-нибудь товар.

В городе рассказывали, как однажды, встретив свою знакомую, Ксения подала ей медный пятак со словами: «Возьми, возьми пятак. Тут царь на коне. Пожар потухнет». Ничего не понявшая знакомая, расставшись с Ксенией, пошла домой, но, едва дошла до своей улицы, увидела, что дом ее горит. Она бросилась к нему, но не успела добежать, как пожар был потушен.

Придя к другой знакомой и увидев, что та пьет кофе со своей дочерью, уже невестой, Ксения будто бы обратилась к девице: «Вот ты кофе распиваешь, а твой муж на Охте жену хоронит». Ни мать, ни дочь не могли понять этих загадочных слов, но на Охту все же пошли. По пути встретили процессию, провожавшую на кладбище какую-то покойницу. Спустя некоторое время, рассказывает легенда, вдовец стал мужем той девицы.

В то время на Смоленском кладбище шло строительство новой каменной церкви. Стены поднялись уже высоко, и каменщики, прежде чем вести кладку, заготавливали кирпичи на лесах. Тогда-то и надумала Ксения помочь строителям. По ночам будто бы носила она кирпичи и складывала на лесах. Поутру мастеровые не могли понять, откуда берутся кирпичи. Наконец решили они выследить своего таинственного помощника. Вот тогда-то и стало известно всей округе, что этот неженский труд взяла на себя Блаженная Ксения.

Известно предание, что за три недели до трагической гибели Иоанна Антоновича в Шлиссельбургской крепости Ксения Блаженная ежедневно плакала на глазах у обывателей Петербургской стороны. Когда ее спрашивали: «Не обидел ли кто тебя?» – она твердила одно и то же: «Там реки налились кровью, там каналы кровавые, там кровь, кровь!» Много позже петербуржцы поняли смысл ее бессвязных предсказаний.

Смерть императрицы Елизаветы Петровны, которая, как известно, наступила в день Рождества Христова, согласно старинному преданию, также предсказала Ксения. Накануне кончины государыни она ходила по городу и повторяла: «Пеките блины, вся Россия будет печь блины!» Петербуржцы мало обращали внимания на это, так как обычай печь блины на Рождество, как и вообще на всякий день рождения, был широко известен и повсеместно чтим. И только на следующий день потрясенным смертью императрицы горожанам стало понятно необычное предсказание юродивой. Дело в том, что старинный обычай печь блины распространяется также и на дни кончин.

Немало историй появилось и в наше время. Будто бы однажды на удаленном посту в Чеченской республике командир вызвал молодого солдата и сказал, что к нему приехала мать. Солдат вышел навстречу матери, и она предложила ему пойти в поле, подальше от поста. Отсутствовали они около двух часов, а когда вернулись, увидели, что все солдаты на посту перебиты чеченцами. Чудесным образом в живых остался только он один. Мать уехала, а еще через некоторое время солдат демобилизовался и вернулся домой. Каково же было его удивление, когда из разговоров с матерью он узнал, что та никогда в Чечне не была и сына своего не видела со дня его призыва в армию. Только в тот день, вспомнила изумленная мать, она долго молилась перед иконой Ксении Блаженной, прося ее прийти на помощь сыну. Вот так, согласно легенде, Ксения в образе матери и пришла на помощь солдату.

Доподлинно не известно, когда умерла Ксения Блаженная. По одним источникам, это случилось в 1777 году, по другим – в 1803-м. Похоронили ее на Смоленском кладбище.

Сейчас на Смоленку лучше идти ночью и в будние дни. Идти от входа в глубь кладбища, а потом резко налево, там кладбище будет поспокойнее, может быть вы встретите даже пару готов… Но если же вы хотите максимум приключений, то от главного входа поверните направо….

Церковь Смоленской иконы Божией Матери. Санкт-Петербург.
По преданию участие в её строительстве принимала Ксения Блаженная

Легенды Кунсткамеры

Поговаривали, что царь Пётр I устроил в музее бесовское скопище, и на каждом экспонате стоит печать Антихриста. Мол, в Кунсткамере есть предметы, которые не держат свою тень. Как только свет на них попадет — тень отделяется и начинает самостоятельно двигаться туда-сюда…

В первые годы существования музея народ боялся туда ходить. Тогда Петр велел сделать вход бесплатным и угощать каждого посетителя штофом водки или вина, а непьющих «кофе и цукербродами».

С 1718 года музей размещался в Кикиных палатах — здании, принадлежавшем бывшему главе Адмиралтейства Александру Васильевичу Кикину, колесованному за участие в заговоре против царя. (Он хотел посадить на престол царевича Алексея.)

Вскоре служащие Кунсткамеры начали жаловаться, что по комнатам бродит призрак Кикина. В присутствии бесплотной тени гасли свечи, плавился воск, и даже якобы оживали человеческие уродцы и чучела. Во всяком случае, они двигались!

А порой привидение выводило на стене надпись: “Государь Алексей I”. Стоило же фантому прикоснуться к кому-либо из служителей — того непременно ждала какая-нибудь напасть.

В 1727 году, согласно завету Петра Великого, Кунсткамера переехала в новое, специально построенное здание на Васильевский остров. Но и тут, как уверяли служители, бедокурила “нечисть”. Она будто бы и устроила пожар в 1747 году, когда погибла большая часть экспонатов. Лишь семь лет спустя, в 1754 году, императрица Елизавета Петровна приказала начать восстановительные работы. Но в 1759 году они прервались, так и не завершившись. Кое-кто опять же винил в этом нечистую силу.

Над недостроенной башней Кунсткамеры лунными ночами иногда появлялись неясные тени. Они разлетались по всему Петербургу, а с первыми солнечными лучами возвращались назад.

Скелет Николая Буржуа

После Октября 1917 г. в Кунсткамере появилось одно из самых курьезных петербургских приведений о Николае Буржуа. В 1717 году на ярмарке во Франции, Пётр увидел  человека ростом почти 2 метра 30 сантиметров. Пётр привёз его в Россию и сделал своим личным лакеем. В 1724 году Николай Буржуа умер, его скелет был передан в Кунсткамеру.  После Октябрьского переворота некоторые экспонаты музея, в том числе и череп гигантского скелета, куда-то пропали (по другим сведениям череп был уничтожен в пожаре, произошедшем в 1747 г.). Смотрители музея стали шепотом рассказывать, что ночами по коридорам музея бродит этот самый призрак. Он ищет свой череп! С этим приведением неоднократно сталкивались многие работники Кунсткамеры, в том числе и директор Рудольф Итс (ныне покойный).
Однако кому-то, видимо, бродящий по ночам скелет действовал на нервы, и проблему решили довольно оригинальным способом: скелету предложили чужой череп. Призраку сей «сувенир» пришелся по вкусу, и он перестал блуждать по ночам.

Одна из самых любопытных баек питерской Кунсткамеры — о часах, идущих назад. Эти часы в корпусе из красного дерева привез из заграничного военного похода один офицер. Механизм оказался неисправен.

Но порой стрелки начинают двигаться назад. Они останавливаются всегда на 9:45. И как только это случается, кто-нибудь из сотрудников музея умирает.

Подобные магические экспонаты хранились в особой кладовой за черной дверью. Была там и бронзовая кошка, о которой ходило предание, что если она моргнет, то присутствующий при этом человек умрет.

Как-то раз один студент, убежденный материалист, вызвался провести ночь в этой кладовой, чтобы доказать, что никаких чудес там не происходит. Подкупив сторожей, студенты проникли в помещение. Смельчак вошел в кладовку, товарищи закрыли за ним дверь и удалились, обещав утром вернуться. Но наутро за черной дверью никого не оказалось. Лишь на морде бронзовой кошки застыла зловещая ухмылка. А студент больше нигде не объявлялся — он просто исчез.

Петропавловская крепость

Закладка Петропавловской крепости явилась началом возникновения Санкт-Петербурга, поэтому легенды об основании города есть и легенды о Петропавловской крепости. Самая распространенная легенда гласит: “16 мая 1703 года во время осмотра острова Ёнисаари Петр, вдруг остановившись, вырезал два пласта дерна, положил их крестообразно и сказал: “здесь быть городу”. Затем начал копать ров, в который поставили высеченный из камня ящик. Ящик накрыли каменной плитой с надписью: “От воплощения Иисуса Христа 1703 года мая 16, основан царствующий град Санкт-Петербург великим государем царем и великим князем Петром Алексеевичем, самодержцем всероссийским”. В это время в воздухе появился орел и стал парить над царем. На месте закладки города Петр установил подобие ворот с перекладиной, на которую опустился орел. Петр взял его, посадил на руку и вошел в еще не существующий город”. Говорят, этот орел был ручным и долго жил то ли на Петербургской стороне, то ли на острове Котлин, и имел этот необыкновенный орел комендантское звание.

Внутреннее убранство Петропавловского собора

Крепость, заложенная в мае в условиях продолжающейся войны с Швецией, уже к концу июня была полностью готова и вооружена. Она строилась с таким поспешанием, что именно это обстоятельство, как утверждает легенда, повлияла на дальнейший ход войны в Приневье. Легенда рассказывает, что шведы, дойдя летом 1703 года до Каменного острова, послали своих лазутчиков в строящийся Петербург. Те вскоре вернулись и в один голос сказали, что нужно повернуть обратно. “Атаковать бесполезно, – заявили они, – там уже крепость”.

К 1760-м годам поднявшиеся кирпичные стены крепости на 12 метров имели непритязательный вид и не соответствовали торжественному великолепию гранитной оправы левого придворцового берега, в которую входили, кроме самих набережных, мосты, пристани, спуски, съезды, и многое другое, что приводило в неподдельное восхищение как петербуржцев, так и путешественников. На фоне торжественного великолепия левого берега Невы резким диссонансом выглядели кирпичные стены Петропавловской крепости на противоположном берегу. По преданию, Екатерина II однажды выглянула в окно, «возмутилась их простецким видом» и тут же распорядилась об облицовке крепостных стен гранитом. Будто бы именно поэтому со стороны, обращенной к Зимнему дворцу, крепость выложена гранитными плитами, а все, что не видно из дворцовых покоев просвещенной императрицы, так и осталось красно-малиновым, кирпичным. По другой легенде по указанию государыни были выделены значительные средства на облицовку стен. Однако, как это часто бывает в России, половина денег куда-то исчезла. Вот почему гранитной оказалась только часть, выходящая на Зимний дворец.

Впрочем, побудить императрицу придать русской Бастилии, как называли Петропавловскую крепость иностранцы, более импозантный и презентабельный вид могли и другие причины. Ходили слухи, что в крепости, чуть ли не под Невой, были устроены секретные казематы. Всякий намек о их существовании был глубоко оскорбителен для просвещенной императрицы. Ничто не должно было вызывать подозрение.

Среди легенд, посвященных узникам Петропавловской крепости, существуют и легенды, посвященные княжне Таракановой: “В семидесятых годах XVIII века в одном из мрачных казематов Петропавловской крепости секретно содержалась дочь императрицы Елизаветы Петровны от тайного брака с фельдмаршалом графом Разумовским – княжна Тараканова. Претендентка на русский престол путем предательства и обмана была привезена из Италии в Россию графом Алексеем Орловым. 10 сентября 1777 года во время одного из петербургских наводнений она погибла в своем каменном заточении, затопленная водами разбушевавшейся Невы”. Эта легенда способствовала появлению на одной из художественных выставок в Академии художеств картины П. Флавицкого “Княжна Тараканова”, на которой воображение зрителей поражала женщина, стоявшая на тюремной койке, с ужасом и отчаянием ожидающая гибели от воды, хлещущей в окно с железной решеткой. В действительности эта женщина была авантюристкой-самозванкой, поддерживаемая политическими силами, враждебными России, становится опасной и по приказанию Екатерины II граф Алексей Орлов привозит ее в Россию, где она и была заточена в Петропавловскую крепость. Там она, будучи беременной от Орлова, доведенная до отчаяния допросами и нечеловеческими условиями, приобрела чахотку и умерла за два года до наводнения 1777 года.

Половина домов современного Петербурга находится в аномальных зонах. Причем, 10% расположены в так называемых «гиблых местах». Об этом люди знали давно, поэтому существовал обычай тщательно проверять место перед началом строительства какого-либо здания. Использовался следующий метод: там, где собирались что-нибудь построить, подвешивали куски сырого мяса. Если оно загнивало, дом не строили.

В Петербурге есть целые районы, которые построены на месте бывших языческих святилищ. Одним из таких мест является Петропавловская крепость.

Павел Глоба, астролог: «Петропавловская крепость была построена на месте древнего языческого храма. Там совершались жертвоприношения. Существует легенда, что самое первое жертвоприношение здесь совершил Петр I. Также над этим местом кружились орлы. Петр считал их вестниками потусторонних миров, подкармливал и охранял. Он отдал приказ о строительстве Петропавловской крепости, только после того, когда орлы сделали два круга над этим местом».

Как известно , орёл – символ божественности, храбрости, величия, власти. По древней легенде, орёл парил над Александром Македонским, когда он закладывал Александрию.

Свои привидения есть в Петропавловской крепости. Души пятерых декабристов, казненных летом 1826 г., тоже ведут себя беспокойно. Очевидцы рассказывают о стонах, доносящихся с места казни, и о неясных очертаниях пяти человеческих фигур.

 

Продолжение следует

Приложения

Ксения Петербургская. Житие блаженной Ксении Петербургской

.

.

Земля. Территория загадок. Петропавловская крепость. Тайна крепости на заячьем острове

.