Приближенные оценки рисков от загрязнения воды и воздуха позволяют говорить о том, что экономические издержки для здоровья населения России, связанные с загрязнением воздуха и воды, составляют в среднем не менее 4–6% от ВВП. В регионах, в частности для Урала, ущерб для здоровья по экологическим причинам может достигать 10% ВРП [3].
Необходим вопрос о развитии страны. Ответ на него определит и меры, которые необходимо предпринимать. При сложившихся в экономике подходах и современных антиустойчивых тенденциях российская экономика может окончательно превратиться в сырьевую природоэксплуатирующую экономику, находящуюся на периферии мирового развития, с истощающимися природными ресурсами, страдающую от любого, даже незначительного, снижения цен на сырье. Небольшой экспорт обрабатывающих отраслей на фоне огромного импорта машиностроительной продукции показывает растущую технологическую зависимость страны от развитых стран, что может повысить экономическую уязвимость страны. Это важная причина необходимости скорейшей и масштабной модернизации.

К сожалению, новые эколого-экономические реалии недостаточно принимаются во внимание в долгосрочных экономических документах развития страны. Например, такой амбициозный документ как «Стратегия-2020» учитывает экологический фактор в минимальной степени и базируется на традиционной парадигме ВВП.
Новая экономика должна делать акцент на качественном, а не на количественном развитии. Стране не надо стремиться наращивать объемы добычи и использования природных ресурсов, дополнительно воздействовать на окружающую среду — следует эффективнее использовать сырье и материалы, которые уже вовлечены в экономический оборот, и ликвидировать их потери.

У России огромные резервы природных ресурсов, связанных с модернизацией. Только энергетических ресурсов можно сэкономить почти половину, что подчеркивается в официальной энергетической стратегии РФ до 2030 года. В связи с этим не надо гнаться за количественными показателями, будь то стоимостные индикаторы (ВВП и пр.) или физические объемы (нефть, газ, металлы и т. д.). Количественные ориентиры экономического роста, увеличения ВВП должны уступать осознанию важности обеспечения социального и экологического качества роста.
С точки зрения экологической устойчивости будущая экономика должна обладать следующими важными чертами:

• в концептуальном плане в экономические стратегии, программы, планы включаются направления, сформулированные в документах ООН и ОЭСР, посвященные «зеленой» экономике и росту, низкоуглеродной экономике;
• существенное значение приобретают экологические условия жизни населения и их обеспечение;
• приоритет в развитии получают наукоемкие, высокотехнологичные, обрабатывающие и инфраструктурные отрасли с минимальным воздействием на окружающую среду;
• уменьшается удельный вес сырьевого сектора в экономике;
• радикально повышается эффективность использования природных ресурсов и их экономия, что отражается в резком снижении затрат природных ресурсов и объемов загрязнений на единицу конечного результата (снижение индикаторов природоемкости и интенсивности загрязнений);
• снижается загрязнение окружающей среды.

В России направления перехода к инновационной социально ориентированной экономике и к экологически устойчивому развитию в ближайшие годы фактически
совпадают. Достаточно привести только пример необходимости радикального повышения энергоэффективности (на 40% к 2020 году), что даст огромный экологический результат. Таким образом, в ближайшие 10–20 лет важным принципом социально экономической политики и основой экологической политики должна стать политика «двойного выигрыша».
Возможности огромной экономии природных ресурсов делают необходимой разработку и проведение эффективной технологической политики в экономике, что должно проявляться в практической реализации достижений научно-технического прогресса в области технологий, продуктов и услуг. Это, в частности, предполагает в перспективе переход на политику так называемых «наилучших существующих технологий» (best available technology), и уже сегодня — законы о платежах и штрафах за загрязнение окружающей среды, обеспечение мониторинга, устранение практики временных согласованных разрешений на выбросы, устранение прошлого экологического ущерба, закон о зонах экологического неблагополучия.

Государство должно стимулировать такую технологическую модернизацию и предоставлять поддержку всем спектром накопленных в стране и мире экономических и правовых инструментов. Сейчас Министерство природных ресурсов и экологии представило в Думу РФ соответствующий законопроект о наилучших доступных технологиях.
Для перехода к «зеленой» экономике России понадобится долгий период трансформации и модернизации существующей, структурно-технологических изменений, формирования новой модели. В связи с этим важной задачей является снижение издержек такого перехода и радикальное повышение эффективности использования природных ресурсов.

Здесь можно выделить два направления.
Во-первых, необходимо усилить действенность государственного регулирования природопользования в сфере добычи и использования ресурсов. С помощью экономических и правовых инструментов (налоги, платы, тарифная политика, штрафы, соблюдение нормативов и стандартов и др.) необходимо заставить государственные и частные монопольные компании повышать эффективность использования ресурсов, предотвращать их потери, адекватно компенсировать наносимые обществу и природе внешние (экстернальные) издержки и экологический ущерб. Принцип «загрязнитель платит» должен заработать на практике — в отличие от чисто формального действия этого принципа на современном этапе.
Во-вторых, важную положительную роль в переходном периоде могут сыграть создание конкурентной среды, обострение конкуренции между производителями,
уход от преобладающего сегодня монополизма в энергетике и всей экономике. Эти факторы могут повлиять на снижение затрат, простимулировать предприятия к инновациям, диверсификации производства, глубокой переработке сырья, что приведет к повышению энергоэффективности и снижению природоемкости продукции за счет внедрения новых технологий.

Тот парадоксальный факт, что бензин в стране в отдельные периоды стоит больше, чем в США, стране-импортере нефти, свидетельствует о монополизации рынка. В целом созданию конкурентной среды способствует вступление России в ВТО.
Облегчить и ускорить переход к «зеленой» экономике государство может с помощью экологически устойчивых/cбалансированных экономических реформ и создания соответствующей экономической среды на макроуровне. Устанавливаемые государством «экологические правила игры» в экономике ставят перед частным бизнесом задачу осознать и использовать подлинные возможности, предоставляемые переходом к «зеленой» экономике в ряде ключевых секторов, а также отреагировать на реформирование государственной политики и ценовые сигналы путем увеличения объемов финансирования и инвестирования в экологизацию экономики.
Важной задачей макроэкономической политики должна стать также экономическая поддержка экологизации экономики, ее «зеленого» роста. Сохранению сырьевой модели способствует важная бюджетообразующая и налоговая роль природоэксплуатирующих секторов, прежде всего энергетики. Сейчас фактически половина бюджета формируется за счет нефтегазовых доходов. В дальнейшем планируется снизить эту долю. Препятствует структурным изменениям в экономике и положение, когда современная налоговая нагрузка в обрабатывающих отраслях с небольшим экологическим воздействием выше, чем в сырьевых и «коричневых» обрабатывающих отраслях, что не способствует экологизации экономики.

Очевидно, что вся налоговая система должна быть трансформирована с учетом целей устойчивого развития, диверсификации и модернизации экономики: максимальные налоги должны налагаться на природоэксплуатирующие и загрязняющие виды деятельности, при минимизации налоговой нагрузки на обрабатывающие, перерабатывающие, высокотехнологичные и инфраструктурные сектора.
Система субсидий в стране также не способствует переходу к «зеленой» экономике. Особенно это касается энергетического сектора. Здесь государственная поддержка производителей нефти и газа особенно существенна. По имеющимся оценкам, в 2010 году субсидии нефтяной и газовой отрасли составили 14,4 млрд долларов, что превысило 14% величины всех налоговых и иных выплат в федеральный бюджет этой отраслью [4]. Основной объем льгот приходится на налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) и вывозную пошлину: 9,8 млрд долларов, или 68% всей суммы. Государственные субсидии производителям нефти и газа направлены главным образом на стимулирование разработки новых месторождений, в том числе Арктики.

В сформулированных принципах перехода к «зеленой» экономике ЮНЕП отмечается необходимость ограничения расходов в областях, истощающих природный капитал. В связи с этим в России следует не форсировать высоко затратные мегапроекты по использованию новых природных ресурсов, прежде всего энергетических, с непредсказуемыми последствиями для природы и человека (в районах шельфов, вечной мерзлоты, отсутствия транспортной инфраструктуры и т. д.). Надо воздержаться от стремления ускорить разработки капиталоемких новых месторождений. Рост конечной продукции целесообразно обеспечить на основе повышения отдачи месторождений, обновления оборудования, углубления переработки сырья, в том числе и для экспорта.

Наряду с экономическими регуляторами, для перехода к «зеленой» экономике государство должно шире использовать правовые и институциональные механизмы в сфере природопользования и охраны окружающей среды. В частности, добиваться исполнения и реализации на практике достаточно обширного экологического законодательства (в частности, должны быть усилены наказания за нарушение законодательства в сфере природопользования и охраны окружающей среды).
Для перехода к «зеленой» экономике и экологизации экономической политики России важнейший приоритет можно сформулировать следующим образом — не надо использовать больше природных ресурсов, так как они ограничены и их дополнительная эксплуатация приводит к дополнительной нагрузке на экосистемы, истощению природного капитала и загрязнению окружающей среды. Имеющиеся отсталые ресурсоемкие технологии также приводят к избыточному потреблению («перепотреблению») и огромным потерям природных ресурсов, росту загрязнения окружающей среды. Надо вкладывать в улучшение использования уже эксплуатируемых природных ресурсов и охрану окружающей среды на основе модернизации экономики, поддержки инноваций, замены природоемких технологий на ресурсосберегающие и энергоэффективные, наилучшие доступные технологии, углубления и диверсификации переработки сырья и т. д. Это и есть магистральное направление формирования в России «зеленой» экономики и перехода к устойчивому развитию: инвестируя в ресурсосберегающую структурную перестройку, радикально меняя ее технологический базис, добиваясь ее экологизации и сокращения природоемкости, сберегая тем самым природный капитал, минимизируя затраты на ликвидацию негативных экологических последствий техногенного экономического развития в будущем. Это позволит увеличить ВВП в 2–3 раза при современном уровне изъятия сырья и эксплуатации природного капитала и сократить уровень загрязнения окружающей среды.

Как измерить продвижение по пути к устойчивому развитию и «зеленой» экономике, оценить темпы экологизации секторов и видов деятельности? Для этого прежде всего необходимо изменить взгляды подавляющего большинства политиков, бизнесменов и ученых на саму проблему развития, которая сейчас связывается с такими устоявшимися утверждениями как «экономический рост — залог прогресса», «сначала экономический рост, а затем решение экологических проблем» и многими другими, еще недавно казавшимися незыблемыми истинами. В имеющихся экономических стереотипах экономический рост обычно отождествляется с ростом валового внутреннего продукта (ВВП), максимизацией прибыли, финансовых потоков и прочих финансовых показателей, а качество роста и его издержки (экологические и социальные) обычно игнорируются. Во многом применяемые в процессе принятия решений экономические и финансовые показатели, которые не в полной мере отражают реальные экономические, социальные и экологические процессы, и привели к глобальному кризису.

Так, ВВП, классический и наиболее распространенный в мире показатель, является примером индикатора, некорректного с точки зрения устойчивости развития. До сих пор подавляющее большинство стран, в том числе и Россия, измеряют успешность своего развития по величине этого индикатора. Между тем показатель ВВП, который применяется с начала 1950-х гг., адекватен скорее для традиционных индустриальных экономик. Реалии мировой экономики и требования модернизации для трансформирующихся экономик во многом другие. Например, для стран с большим природным капиталом рост ВВП за счет сырьевого сектора неоднозначен. Проще всего такого роста добиться за счет сверхэксплуатации месторождений энергоресурсов, леса, земли и т. д. Для России благоприятные показатели ВВП до кризиса во многом базировались на истощении природного капитала, трансформации экономики России в экспортно-сырьевую, попадающую в прямую зависимость от глобальной экономики.
На «Рио+20» отмечалась необходимость коррекции оценки прогресса на базе ВВП. В настоящее время Статистической комиссией ООН разработаны новые подходы к экологизации системы национальных счетов, в частности предложено принять новые глобальные подходы к экологическому учету, в том числе охватывающие важнейшие аспекты ресурсоэффективности, экологический ущерб. В мире активно идет разработка критериев и показателей устойчивого развития, нередко содержащих весьма сложную систему показателей. Этим занимаются ведущие международные организации: ООН (система интегрированных экологических и экономических счетов — Integrated Environmental and Economic Accounting, цель «Обеспечение экологической устойчивости» в «Целях развития тысячелетия», Millennium Development Goals), Всемирный банк (Индекс скорректированных чистых накоплений — Adjusted Net Savings), ОЭСР (система экологических индикаторов) и другие.

Принципиальный момент в этих подходах — вычитание ущерба от загрязнения среды и истощения природных ресурсов из традиционных макроэкономических показателей, экологическая корректировка основных социально-экономических показателей развития. Среди экологических интегральных индикаторов наиболее методологически и статистически продвинутыми являются разработки Всемирного фонда дикой природы (WWF): индекс живой планеты (Living Planet Index) и экологический след.

Использование официальных показателей международных организаций (в частности, индексов развития человеческого потенциала ООН и скорректированных чистых накоплений Всемирного банка) показывает значительные экологические и социальные проблемы развития страны. Так, в успешном 2006 году, несмотря на примерно 8-процентный рост ВВП, показатель скорректированных чистых накоплений был отрицательным, –13,8%, во многом из-за истощения природных ресурсов.

Россия может играть важнейшую роль для формирования устойчивого развития  и новой экономики в мире. Это и огромный природный капитал страны, и важнейшие экосистемные услуги, которые способствуют устойчивости биосферы и оказывают экономические выгоды всему человечеству. Огромные территории, незатронутые экономической деятельностью, колоссальные лесные и водно-болотные угодья, запасы пресной воды, потенциал биоразнообразия — все это составляет важнейший вклад для формирования новой экономики в мире. Россию вполне можно охарактеризовать как экологического донора мира. Страна должна играть все более активную роль в процессах экологизации развития глобальной экономики, стараться получать от этого экономические выгоды, «капитализировать» свое экодонорство.
О таких возможностях говорится, в частности, в Концепции долгосрочного развития страны. Для России большое значение имеет координация национальной деятельности с международными организациями, в частности в рамках ВТО, и интеграция принципов международных соглашений в правовые основы и практику хозяйственных решений.

Сергей Бобылев, Ренат Перелет
Из сборника “Устойчивое развитие в России”

1. Навстречу «зеленой» экономике: пути к устойчивому развитию и искоренению бедности.
Обобщающий доклад для представителей властных структур. ЮНЕП, 2011.
2. >>http://www.priroda.ru/news/detail.php?ID=10646.
3. Подробно экономический ущерб для здоровья от загрязнения окружающей среды рассмотрен
в наших работах:

Бобылев С.Н., Зубаревич Н.В., Соловьева С.В., Власов Ю.С. Устойчивое развитие:
методология и методики измерения. М.: Экономика, 2011;

Бобылев С.Н., Сидоренко В.Н., Сафонов Ю.В., Авалиани С.Л., Струкова Е.Б., Голуб А.А. Макроэкономическая оценка издержек для здоровья населения России от загрязнения окружающей среды. М.: Институт Всемирного банка, Фонд защиты природы, 2002.
4. Герасимчук И.В. Государственная поддержка добычи нефти и газа в России: какой ценой? Москва
Женева, WWF России и IISD, 2012.

Часть 1

Ист.