27

Волга теряет рыбу, приобретает хлам и химикаты, стремительно мелеет. Болезни великой реки все отчетливее приобретают очертания разрастающейся раковой опухоли, при этом действенных способов борьбы с ней сегодня не может предложить никто. Газета «Совершенно секретно» открывает специальный проект «Россия без Волги», посвященный современным проблемам главной водной артерии страны. Наш проект – это не просто цикл проблемных репортажей из ключевых регионов Поволжья, это попытка привлечь к надвигающейся катастрофе внимание общественности, региональных и федеральных властей.

ПОЧЕМУ ЖИТЕЛЯМ ВОЛГОГРАДА ЗАПРЕЩАЮТ КУПАТЬСЯ В ВОЛГЕ?

В рамках специального проекта «Россия без Волги» газета «Совершенно секретно» продолжает серию репортажей из ключевых регионов волжского бассейна о катастрофической экологической ситуации, складывающейся сегодня вокруг главной водной артерии страны. В Волгограде недавно произошло ЧП – на мель сел речной трамвайчик, перевозящий жителей города с одного берега на другой. В течение часа пассажиры небольшого судна были отрезаны от земли. Пока спасательный отряд МЧС проводил операцию по вызволению случайных заложников, у волгоградцев появился повод задуматься – а как скоро судоходство на Волге может прекратиться совсем?

Состояние водоемов, расположенных на территории Волгоградской области, вызывает тревогу – экологи считают, что на протяжении последних нескольких лет в регионе наблюдается экологическая катастрофа, которая приведет к необратимым последствиям: самая крупная в Европе река Волга обмелеет, и как результат – прекратится судоходство. Так ли это на самом деле, попытался выяснить корреспондент «Совершенно секретно».

ПОСЛЕВОЕННАЯ СТРАТЕГИЯ

Волгоград – один из четырех городов-миллионников, расположенных на берегах Волги. Областной центр с развитой инфраструктурой имеет определенную особенность – большинство его предприятий расположены на берегах реки. Так задумывалось властями, архитекторами и строителями: город на Волге был транспортным узлом, здесь сходились караваны с востока и запада, здесь происходила отгрузка нефти, рыбы, соли, других товаров. В 40-х годах прошлого столетия, когда город поднимался из руин после Сталинградской битвы, никто не думал о таком понятии, как экологическая безопасность.

Вдоль правого берега Волги возрождались металлургический комбинат «Красный Октябрь», тракторный завод, алюминиевый и судостроительный заводы, позже были построены предприятия химической промышленности. И по сей день практически все они действующие. Сами волгоградцы утверждают, что было бы целесообразнее строить предприятия на левом берегу реки, где нет жилой зоны, и вред, наносимый экологии заводами, был бы значительно ниже. Но так ли это? Калифорнийские ученые, изучавшие состояние Волги пять лет назад, включили Волгу в число самых грязных рек мира. Устье реки они записали в первую десятку самых грязных береговых зон планеты.

СОХРАНЯТЬ ВОЛГУ УЖЕ ПОЗДНО?

Руководитель Волгоградской общественной организации «Экология Волги» Владимир Савичев занимается проблемами экологического состояния Волги последние 20 лет. В Волгограде в прошлом году по его инициативе появилась общественная организация «Экология Волги», которую он возглавил. Вместе с коллегами-общественниками, в число которых вошли волгоградские ученые, преподаватели вузов, студенты, он тщательно изучает актуальную тему сохранения реки. Хотя, по словам Савичева, изучать уже поздно, остается констатировать удручающие факты.

– Волга – это не только транспортная артерия, которая выполняет технические функции перевозки, это не только источник воды, прежде всего, это живой организм, требующий внимания и заботы, – считает Владимир Савичев. – На протяжении многих десятилетий у Волги привыкли брать, ничего не давая взамен. В настоящее время нагрузка на реку в девять раз выше, чем на все водные ресурсы, которые находятся в России. Загрязнение реки происходит за счет многих источников. Необходимо понять, что основная угроза заключается в бесхозных стоках. То, что сливают в реку крупные промышленные предприятия, расположенные в Волгограде, можно отследить и проконтролировать. Организованные сбросы отходов – это наименьшая угроза, нежели неконтролируемые стоки. Последние пять лет я пытаюсь донести это до волгоградских чиновников, но решение проблемы сводится к бумажным отпискам.

По мнению общественников, Волгоградской области грозит ухудшение качества питьевой воды, которую, как известно, дает матушка-Волга. По словам Савичева, власти должны обратить внимание на ливневые стоки, которые способствуют промышленным водам, содержащим нефтепродукты и отходы от их производства, попасть прямо в Волгу.

– В Волгоградской области порядка двухсот малых рек, – говорит руководитель общественной организации «Экология Волги». – Их общая протяженность более 9 тыс. километров. Состояние малых рек региона, которые питают Волгу живительной влагой, – отдельный разговор, также не терпящий отлагательств, поскольку многие из них уже считаются «мертвыми». К примеру, в Камышине, Волжском, Суровикино на берегах малых рек расположены гаражные кооперативы, автомоечные станции, предприятия техобслуживания автомобильного транспорта. Наши исследования показали, что на реках Щербаковке, Камышинке, Иловле расположены десятки таких фирм и предприятий. Неподалеку от их размещения находятся несанкционированные свалки. Использованные реагенты, ядовитые химические соединения попадают в воду. И если кто-то считает, что это мелочь, то я с полной ответственностью заявляю – это создает экологическую угрозу всему Волжскому бассейну. Такую же угрозу представляют дорожные реагенты, которые в период весеннего половодья попадают в воды малых рек.

МИЛЛИОНЫ НА МАЛЫЕ РЕКИ

В волгоградском областном Министерстве охраны природы и экологии об этой проблеме тоже знают. По словам регионального министра Полины Вергун, работа в направлении сохранения малых рек региона ведется с 2006 года. В мае 2008 года Волгоградская область стала участницей федеральной целевой программы по очистке малых рек. На эти цели в регион было направлено порядка 60 млн рублей. К примеру, с помощью этой программы удалось вернуть к жизни речку Бердию, расположенную в Иловлинском районе области. Еще в 80-х годах прошлого века река была настолько полноводной, что здесь строили плотины, а ее вод хватало на все нужды жителям трех близлежащих населенных пунктов.

За родниками, которые наполняли Бердию, следили местные колхозы. Но в постсоветское время, когда сельхозпредприятия переживали не лучшие времена, о реке забыли. Родники перестали чистить, они заилились, превратились в торфяные болота. Первыми тревогу забили жители села Большая Ивановка. Свыше тысячи человек остались фактически без воды. Местные власти сориентировались вовремя – к началу реализации федеральной программы очистки малых рек подготовили необходимую документацию, подали заявку на участие, в итоге Бердию удалось возродить, а в населенные пункты вновь пришла вода.

– Еще 70 лет назад самоочищаемость Волги была настолько высока, что воду из реки можно было пить безо всякой предварительной обработки, – говорит министр охраны природы и экологии Волгоградской области. – Сейчас качество воды резко снизилось, ее можно считать антисанитарным водоемом. Экологическая ситуация накалилась с того момента, когда на Волге появились водохранилища. Они резко изменили естественный экологический режим Волги. По оценкам специалистов, сейчас в реке находятся тонны химических веществ, многие из которых являются токсичными. Это происходит потому, что донные наносы, которые ранее поступали с Волжского бассейна и удобряли поймы и заливные территории, сейчас остаются в водохранилищах, откладываясь на дне. И только 10 % взвешенных наносов поступают в Волгу. Водохранилища же также ежегодно принимают несколько десятков тонн земли, которые обрушиваются с берегов в воду.

ФИНАНСОВАЯ ДИЛЕММА

Чиновники уверены – во многих случаях экологические проблемы можно если не решить, то как минимум снизить их последствия. Что для этого нужно? Деньги. К слову, Волгоградская область на сегодняшний день не располагают финансами для выхода из этой ситуации. Государственный долг 42 млрд рублей и дефицитный бюджет на 2015 год, который более чем на 50 % сократил расходы на культуру и другие направления, не позволяют выделить необходимые суммы для финансирования экологических программ. А деньги очень нужны.

Волгоградский эколог, руководитель исследовательского центра «Волгоград-Экопресс» Елена Васильева считает, что средства необходимы на разные экологические нужды, особенно на проведение биологического мониторинга. Одна из трудностей, к которой экологи пытаются привлечь внимание властей, – сине-зеленые водоросли. Они являются бедствием для самой большой в Европе реки. К середине лета около 30 % территорий двух волгоградских водохранилищ заполонены этими растениями. Сине-зеленые водоросли опасны тем, что выделяют свыше 300 видов органических веществ, больше половины из которых являются ядовитыми. Около 200 видов соединений ученым не известны. Чтобы провести исследования и найти метод борьбы с водорослями, нужны деньги. Но пока их нет, и в конце лета погибшие растения создают на дне реки идеальные условия для самопроизведения в следующем году, что приводит ко вторичному загрязнению.

– Несколько лет назад мониторингом водных ресурсов на территории Волгоградской области занимались ведомственные отделы Государственного комитета экологии, – говорит Елена Васильева. – Он проводился два раза в год. Сегодня этих работ никто не проводит, потому что экологические службы региона проходят постоянные процессы реформирования – городские экологические службы решают ликвидировать, затем оставить, затем объединить с областными ведомствами. Время идет, проводятся какие-то кабинетные перестановки, а экологические проблемы продолжают накапливаться…

ХЛОР ПИТЬЕВОЙ?

Вместе с тем специалисты отмечают, что качество воды, которая подается волгоградцам по водопроводным трубам, зависит от единственной в городе станции очистки сточных вод, расположенных на острове Голодный. Очистные сооружения были введены в эксплуатацию ровно 39 лет назад, и сегодня сюда попадает около 450 тыс. кубометров сточных вод. В городской экологической службе поясняют – качество воды в кране на высоте. Ее можно использовать по назначению, то есть стирать, готовить пищу, пить. И поясняют, почему же водопроводная вода так резко пахнет хлоркой: в процессе полной биологической очистки сточные воды обеззараживаются хлором. И этот метод, от которого давно отказался весь цивилизованный мир, используется на протяжении почти четырех десятков лет. Использованные для очистки хлорные соединения находятся в специальном затоне, который, по сути, представляет собой хлорное болото.

И хотя воду из-под крана принято считать питьевой, далеко не все волгоградцы рискуют употреблять ее без предварительной обработки. Вторичную обработку вода проходит через домашние бытовые фильтры. Волгоградец Андрей Леонов рассказывает, что недавно решил воспользоваться специальными индикаторами, определяющими качество и состояние воды в домашних аквариумах. Полоски для тестов имеют особую чувствительность к тем компонентам, которые содержит вода, подготовленная для аквариумных рыб. Согласно проведенным им в домашних условиях исследованиям тесты показали, что водопроводная вода имеет повышенную жесткость. В чем это проявляется? В накипи, которая образуется на посуде. В Волгограде обычный металлический чайник не служит более полугода. На его дне и стенках образуется осадок, который невозможно ничем отмыть.

В Волгоградском муниципальном предприятии «Волгоградводоканал» поясняют – 20 % сточных вод от общего объема, поступающего на очистку, содержат свыше тридцати различных компонентов, которые относят к вредным и опасным. Это нефтепродукты, соли тяжелых металлов, органические соединения. Очистить воду от этих примесей на все 100 % возможным не представляется, поскольку качество воды в самой Волге не отвечает биологическим требованиям. А другого, альтернативного, источника питьевой воды в регионе просто нет. А в Волжской межрайонной природоохранной прокуратуре подтверждают – ежегодно на территории Волгоградской области в бассейн Волги «уходит» порядка 45 млн кубометров сточных вод без очистки. Из-за неочищенной воды наблюдаются вспышки инфекционных заболеваний. И это пока еще цветочки…

ГИДРОЭНЕРГЕТИКИ СЧИТАЮТ, ЧТО СУДОХОДСТВО НА ВОЛГЕ МОЖЕТ ПРЕКРАТИТЬСЯ В БЛИЖАЙШЕЕ ВРЕМЯ

28

НАДЗОР НЕ ЕСТЬ РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ

Заместитель волгоградского межрайонного природоохранного прокурора Руслан Гасанов заявляет – только за последние восемь месяцев текущего года главы более сотни муниципалитетов региона устранились от решения экологических проблем. Регулярно проводимые проверки показали: почти сто должностных лиц привлечены к административной ответственности за неисполнение природоохранного законодательства.

– Как считают сельские чиновники, безопасная экология – это вовремя убранные несанкционированные свалки, – говорит Руслан Гасанов, – а на самом деле это недостаточное обеспечение жителей своих населенных пунктов питьевой водой, отсутствие схем, по которым будет подаваться питьевая вода, сокрытие информации о качестве воды. По данным фактам возбуждено девять исков, они переданы в суд, и прокуратура будет настаивать, чтобы сельских жителей обеспечили качественной питьевой водой.

Увы, надзорный орган всего лишь констатирует нарушения. И даже такие явные преступления, как использование коллектора, не принадлежащего металлургическому заводу «Красный Октябрь», что привело в административному наказанию в виде многотысячного штрафа, результатов не дало – и металлургический гигант продолжает отправлять неочищенные стоки в поверхностный слой реки в неизмененном виде.

СУХОПУТНЫЙ ОТПУСК

Сейчас волгоградцы вспоминают, как всего 25–30 лет назад в область стремились туристы, мечтавшие принять солнечные ванные и водные процедуры на берегу самой крупной реки в Европе. По данным регионального Министерства охраны природы и экологии, на берегах Волги располагались свыше 20 туристических баз отдыха. Многие из них были производственными – то есть владели ими волгоградские предприятия. Но отдыхали на турбазах не только волгоградцы, но и москвичи, ленинградцы, жители других городов СССР. Сюда манила теплая волжская вода, почти черноморский климат, вполне приемлемые цены. Увы, в настоящее время на Волге находится чуть более десятка туристических баз, которые используются скорее как территории для корпоративных праздников, нежели для отдыха приезжих из других регионов. Все турбазы находятся на левом берегу Волги.

А на правом, где проводят свое свободное время и жители города, и его гости, вдоль всей береговой линии установлены рекомендательные таблички – «Купаться запрещено». В областном управлении Роспотребнадзора объясняют: таблички были поставлены не вчера, и купаться на правом берегу реки действительно нельзя, поскольку качество воды не соответствует санитарным нормам и правилам. Почему? Да потому что на этом же берегу располагаются промышленные предприятия, отправляющие свои отходы в береговые волны. К слову, открытие купального сезона в Волгограде каждый год зависит именно от качества воды в Волге. Судя по тому, что с каждым годом эти показатели становятся все хуже, купаться в реке волгоградцам могут и вовсе запретить.

А еще о катастрофическом положении Волги говорят и те факты, что суда, курсирующие в Волгоградской области, садятся на мель. Два года назад это событие стало неожиданностью – речной трамвайчик, перевозивший пассажиров из центра города на противоположный берег, где находится Краснослободский район, днищем сель на мель. Была организована спасательная операция, и в течение двух часов всех пассажиров силами сотрудников МЧС доставили на берег.

С волнением волгоградцы говорят и о таком развлечении, как прогулка на теплоходе. Часовые экскурсии проводятся с апреля по октябрь, и если ситуация с недостатком воды в реке повторится вновь, от таких прогулок придется отказаться. Эту предположение подтверждает и заместитель генерального директора Волгоградского речного порта Юрий Митасов, хотя и советует не заглядывать так далеко.

Летом текущего года экстремальную нехватку воды в реке наблюдали вновь. По словам директора филиала ОАО «РусГидро» – Волжской ГЭС Сергея Бологова, показатели обмеления Волги оказались самыми масштабными за весь период наблюдений. Уровень воды в середине августа упал почти на 10 %, а для гидроэлектростанции это критическая цифра.

– Еще в марте текущего года в водохранилищах Волго-Камского каскада началось накопление воды, чтобы в мае обеспечить пиковый сброс, – говорит Сергей Бологов. – Но год оказался маловодным, и чувствуется нехватка воды.

СТОП МАШИНА!

И как страшный диагноз – гидроэнергетики считают, что при таком раскладе судоходство на Волге может прекратиться. В районе Верхней Волги, чтобы обеспечить нужное количество воды для прохождения судов, на несколько недель приостанавливали свою работу Рыбинская и Угличская гидроэлектростанции. И в этот же период вводились жесткие ограничения для движения водного транспорта. В Волгоградской области серьезных проблем с судоходством никогда не было, и речники оказались не готовы к тому, чтобы год оказался маловодным.

Гидроэнергетики считают, что пойма Волги постоянно испытывает недостаток воды, вот только значения этому не придается. Сергей Бологов говорит, что когда Волжская ГЭС сбрасывает огромное количество воды – до 26 тыс. кубометров в секунду, то далеко не все ерики наполняются живительной влагой. Из-за чего это происходит? Из-за того, что на территории населенных пунктов, где проходит большая вода, вдруг появляются искусственные дамбы, организованные для любительской ловли рыбы, и другие искусственные «затворы», которые мешают воде пройти свой путь. Специалисты ГЭС говорят, что навигация в этом году закроется благополучно, это произойдет через несколько дней. Большие надежды у них на обильные снегопады, которые принесут зимние месяцы. Излишек воды Волге не помешает. Но будет ли так продолжаться всегда?

Ист.