УДК 53.03

 Объективная реальность и субъективная форма её отражения это,
как говорят в Одессе, две большие разницы.
Г.А.Твердохлебов

Резюме


ZenonОколо двух с половиной тысяч лет тому назад Зенон Элейский пытался обратить внимание исследователей на то, как важно точно (адекватно реальности) определять понятия, которые используются в описании тех или иных процессов.

Но, видимо, его попытки оказались тщетны, ибо исследователи, и поныне, не уделяют должного внимания определению базовых понятий при описании, в частности, физических процессов.

В своих апориях Зенон описывает простейшие процессы, понимание и описание которых ни у кого и никогда не вызывало никаких трудностей. Но Зенон посредством простеньких терминологических хитростей формулирует такие условия, которые делают протекание этих простеньких процессов невозможным.

В апориях Зенона отражаются, с одной стороны, протекающие в объективной реальности процессы, с другой – описание этих процессов Зеноном.
Сложность решения апорий определяется сложностью решения проблемы, насколько субъективная форма отражения реальности адекватна отражаемой реальности.

Для осмысления этой сложной проблемы зададимся сначала вопросом простым – существует ли в объективной реальности, например, погода.

Казалось бы, дураку понятно, существует.

Но если, не спеша за дураком, вспомнить, что «погода» есть обобщающее понятие конкретных атмосферных явлений, то ответ должен быть следующим.
В объективной реальности существуют атмосферные явления – температура, влажность, снег, ветер, совокупность которых отражается в нашем сознании понятием “погода”.
Таким образом, погоды самой по себе – без конкретных атмосферных явлений – в объективной реальности не существует.

А существует ли в объективной реальности время?

Солнце встает; поднимается в зенит; склоняется к закату. Зеленый лист пожелтел. Листопад сменился снегопадом.
В объективной реальности протекают процессы, изменяющие облик образующих Мир объектов и таким образом облик Мира в целом.

Последовательность изменений облика Мира отражается в нашем сознании в виде понятия “время течет”.

Времени самого по себе – без изменяющегося Мира – не существует.

В субъективной реальности есть понятие “мгновение”, которому в объективной реальности соответствует бесконечное множество изменений, включая изменение пространственного положения летящей стрелы. Если же стрела не изменила своего пространственного положения, значит, не произошло и никаких других изменений, значит, не было никакого мгновения.

Нет изменений – нет времени.

Если же время представлять в виде абстрактной длительности, протекающей в объективной реальности параллельно изменяющих облик Мира процессов, то в этом случае у нас не будет оснований утверждать, что нельзя взять такой малый промежуток времени, за который никаких изменений в Мире не происходит. И в этом случае неадекватность субъективной формы описания процесса полета стрелы объективному процессу рождает противоречие. Апория “Стрела” становится неразрешимой.

А существует ли в объективной реальности пространство?

В объективной реальности имеет место последовательность располагающихся относительно друг друга образующих Мир объектов. Эта последовательность образующих Мир объектов отражается в нашем сознании понятием “пространство”.

Пространства самого по себе – без образующих Мир объектов – не существует.

Нет объектов – нет пространства.

Однако, в современной физике упорно продолжают использовать понятия «пустота», «пустое пространство».

В апории “Стадий” время представлено в виде абстрактного процесса, а пространство в виде абстрактного вместилища для образующих Мир объектов.
stadyРяды пространственных отрезков В и С перемещаются относительно ряда А на один самый малый и далее не делимый отрезок пространства (один квадрат на схеме) за один самый малый и далее не делимый промежуток времени. Относительно же друг друга эти ряды за это же время перемещаются на два атома пространства, тратя, таким образом, на покрытие одного атома пространства половину атома времени. Вновь, неразрешимое противоречие.

Эта апория является блестящим доказательством того, что субъективная форма отражения реальности, где время представлено в виде абстрактной процесса, а пространство в виде абстрактного вместилища, не адекватна объективной реальности.

Но в современной физике пространство, искривляясь, способно формировать гравитацию.

Время перестаёт быть обобщающим понятием, отражающим последовательность всех изменений во Вселенной. Время способно быть временем в собственной системе отсчета объекта. Это, примерно, то же самое, что и понятие «человечество», которое обобщает всех людей на Земле, превращается в человечество в отдельно взятой деревне.

Для создания апорий «Стрела» и «Стадион» Зенон использовал неадекватное понимание исследователями понятий «время» и «пространство». Но в апориях «Дихотомия» и «Ахиллес и черепаха» Зенон искусственно создаёт эту неадекватность.

В объективной реальности объект начинает движение по причине приложенной к нему силы. Причина начала движения вводится в описание процесса движения термином “прежде чем”: прежде чем пуля начинает свое движение, происходит взрыв пороха в патроне.
Но Зенон условием начала движения делает следствие уже начавшегося движения (покрытие объектом половины пути). Таким образом, начать движение невозможно, потому что условие начала движения возникает лишь в процессе движения.

Несколько утрированной, но вполне аналогичной апорией будет следующее утверждение: прежде чем начать движение, объект должен сдвинуться с места, но сдвинуться с места, он может, лишь начав движение. Таким образом, движение невозможно.

Явления, описываемые терминами «начать движение» и «сдвинуться с места» адекватны друг другу, и в объективной реальности не имеют причинно-следственной зависимости. Здесь неразрешимое противоречие формируется, когда эти термины приобретают – посредством формальной стилистики – искусственную и ложную причинно-следственную зависимость.

В апории «Ахиллес и черепаха» погоня заканчивается успехом, если Ахиллес и черепаха оказываются в одной и той же точке.

Но Зенон направляет Ахиллеса в точку, которую черепаха уже покинула. И как бы близко Ахиллес ни подошёл к черепахе, мы не имеем права (по условию Зенона) направить Ахиллеса в точку нахождения черепахи – он обязан двигаться в точку, где черепахи уже нет.

Утрируя, можно направить Ахиллеса в точку, где черепахи вообще никогда не было. Но в этом случае хитрость исчезает, и обман становится очевидным.

В апориях Зенона субъективная форма описания процесса неадекватна реальному процессу. Но реальный процесс не имеет проблем ни с началом движения, ни с погоней за менее скоростными объектами.

Следовательно, причину противоречий в апориях Зенона нужно искать не в отражаемой Зеноном объективной реальности, а в субъективной форме отражения (описания) этой реальности.

Поразительно, но подавляющее большинство исследователей апорий Зенона более двух тысяч лет – видимо, вслед за Аристотелем – исследуют отражаемую в апориях реальность, а не форму отражения этой реальности.

Апории Зенона показывают, насколько важна проблема определения тех понятий, посредством которых описывается объективная реальность; показывают, что неточность определений ведёт к неадекватности описания, ведёт к рождению неразрешимых противоречий.

В апории “Медимн зерна” субъективная форма отражения реальности адекватна объективной реальности. Сущность этой апории абсолютно точно описал Гегель.
Эта апория отражает не формально-логические противоречия (которые отражаются предыдущими апориями), а диалектическое противоречие.
В этой апории отражается часто встречающийся так называемый переход количества в качество, когда изменение количественного параметра процесса рождает существенное изменение его качественного параметра.
В данном случае количественный переход от одного зерна к мешку зерна происходит качественный переход в производстве шума при падении одного зернышка и мешка зерна.

Это единственная апория, из упомянутых, где исследовать нужно не субъективную форму отражения реальности, а саму объективную реальность.

Литература

1. А.Эйнштейн Собрание научных трудов, т.2, М., 1966

2. Фрагменты ранних греческих философов. Ч. 1. М., 1989.

3. Кессиди Ф.Х. Гераклит. М., 1982.

Геннадий Твердохлебов

Ист.