О, великий, могучий, одесский!

Сейчас в Украине столько спорят о государственном языке и
языках региональных, что одесситы на всякий случай хотят предупредить:
поскольку по закону “Про засади державної мовної політики” статус
регионального языка может получить только тот язык, который является
родным для более чем десяти процентов населения определённой
территории, то в Одессе, где никакие не десять, а все сто процентов
населения одесситы, кое-кому придётся смириться, что одесский язык на
данной территории является региональным, а если есть чем задуматься,
то согласиться, что и государственным.

Чуть-чуть истории

Если философы убеждены в том, что язык дан человеку для того, чтобы
говорить глупости, а политики — для того, чтобы скрывать мысли, то
одесситы твёрдо знают, что язык им дан для того, чтобы жить, ибо
говорить для одесситов так же естественно и необходимо, как дышать. И
в то время как нормальный человек сможет прожить без воздуха три
минуты, нормальный одессит, не разговаривая, и трёх минут не протянет,
а уж молчащей одесситке полный аминь наступит через минуту.

Так что же это за чудо — одесский язык? Откуда он взялся и как
появился? Бытует легенда, что, как и основы города Одессы, так и
основы одесского языка заложил прибывший из Неаполя сын испанского
гранда француз Дерибас. в общем, первый одессит. Обучили Дерибаса
тому, что он искренне считал русским языком, украинские казаки.
Правда, вначале его смутило, что у всех казацких слов была одна
странная особенность — все они удачно сочетались с русским
словосочетанием “edrona matushka”, в общем, какая-то “мать”.
Основываясь на этих знаниях, Дерибас перевёл на все европейские языки
и ознакомил всех европейских монархов с “Письмом запорожцев турецкому
султану”. После этого Европа стала видеть в казаках хороших защитников
христианства, а казаки стали видеть в Европе хорошую рифму к хорошему
слову. Дерибаса же на всякий случай предупредили из Петербурга, что
если он не прекратит обзывать европейских монархов по матушке, то его
отошлют в Неаполь в батюшке.

Чуть-чуть орфографии

Не исключено, что именно так всё и начиналось. Так что же такое
одесский язык?! Возьмите кучу языков разных народов, тщательно
перемешайте и доведите это всё до конфигурации остроумия и
совершенства анекдота! Давайте сейчас всё это приготовим и
продегустируем, разобравшись по ходу в деталях. Для начала разберёмся
с русским языком.

Блистательный русский языковед В. Даль, который смотрел не только в
даль, но и в глубь, резонно отметил, что одесситы не умеют говорить
по-русски. Хотя, с другой стороны, также верно, что и русские не умеют
говорить по-одесски. Так что пока счёт 1:1.

Пойдём дальше. Великое множество красивых и полезных вещей подарил
одесскому языку украинский. Например, предлоги. Поскольку в своей
повседневной жизни одесситы недолго ищут предлог для того, чтобы
встретиться, жениться и поругаться, то и в своей повседневной речи они
используют предлоги везде, где только можно. И уж наверняка тогда,
когда ни в коем случае нельзя.

Главной особенностью одесских предлогов является то, что из двух
предлогов всегда следует выбирать не тот, что нужно. Так в Одессе
смеются не “над кем-то”, а “с кого-то”, обращаются не “к кому-то”, а
“до кого-то” и, в конце концов, говорят не “о ком-то”, а “за кого-то”.
Приходит, скажем, жених свататься:
– Ципкис, поговорим за вашу дочь, я хочу с ней жениться.
– А до жены вы уже спрашивали?
– Да, но мне больше нравится дочь!

Действительно, за что тут говорить! Лингвисты знают, что если на
немецком языке лучше всего ругаться, на французском — объясняться в
любви, на английском — проводить научные дискуссии, то на одесском
удобней всего торговаться. А всякая торговля в Одессе — это
одновременно и ругань, и объяснение в любви, и научная дискуссия. И
здесь для одесситов совершенно бесценен вклад языка еврейского,
дополнившего большое мастерство торговли и сделок великим искусством
клятв и проклятий.

Из клятв самая простая и универсальная — “Чтоб я так жил!”. Но есть,
конечно же, и более рискованные варианты: “Чтоб мне не дойти тудою,
кудою я иду!” или “Клянусь своей жуткой красотой!”. После заключения
сделки внимание к противной стороне приобретает более активную, можно
даже сказать, преобразующую форму: “Чтоб я тебя видел на одной ноге, а
ты меня — одним глазом!” или такое, попахивающее практицизмом: “Чтоб
у тебя выпали все зубы и остался один для боли!”.

Другим, после клятв и проклятий, популярнейшим жанром одесского
фольклора является скандал — самое прекрасное и поэтичное, что только
может быть в любой речи и уж подавно в одесской. Одесский язык не
знает эпосов и былин, и всё самое лучшее, светлое и святое воплощено у
одесситов в скандале. Это настолько привычный и любимый в Одессе
эпифеномен, что редкий ребёнок в Одессе уснёт без скандала. Многие
дети перед сном так и просят вместо колыбельной: “Мама, поскандаль уже
с тётей Симой, я не могу заснуть!”.

Чуть-чуть фонетики

Одесская речь всегда была неописуемо богата и разнообразна. Ведь
одесситы никогда не уважали склонениев, спряжениев, согласованиев и
всяких там падежов. С падежами в Одессе вообще поступают достаточно
просто: если одессит не уверен, какой из двух падежей правильней
выбрать — он тут же выбирает третий, который окажется неправильным
наверняка, но понятен без комментариев.

Портной шьёт костюм театральному актёру:
– Вы думаете, молодой человек, на сцене главное — актёрчик? Ничему
подобного — главное, костюмчик и вы в него, то есть в нему. Потому
что без моего фасона, вы как были чёрте что, так и останетесь ему, то
есть его!

Одесситов всегда отличала особая грамотность, особенно тех женщин,
которые застолбили за собой высшее образование.
Вот на Александровском проспекте напротив элитарной гимназии No. 1 на
скамеечке рядом с мамой готовит уроки не то чтобы круглый отличник, но
очень круглый ребёнок, или как говорят в Одессе “пунем”:
– Мамочка! Как правильно писать “фликончик” или “флякончик”?
Мамочка, выпускница одесского филфака, естественно обогащает
филологией своё чадо:
– Пиши “пизирёк”. Наш профессор всегда так говорил.

Женщина в одесской языковой семантике всегда занимала значительное
место, причём, не столько по значимости, сколько по площади
занимаемого места: “Она думает, что у неё ФИгура, а у неё ФЕгура. Если
она не прекратит завтракать на ночь, посмотрим, что у неё будет через
полгода — ФЕ или ФИ?”. Хотя что тут смотреть — только любоваться!

В Одессе священность права частной собственности хорошо иллюстрируется большой популярностью у одесситов слова “иметь”. В Одессе имеют все, всё, всех, постоянно и в большом количестве: “я не имею времени”, “что ты ко мне имеешь?”, “я имела к вам ехать”.

– Давид, мне сегодня имела сниться твоя жена.
– И что она имела сказать?
– Кажется, ничего.
– Тогда это была не моя жена — моя Роза всегда имеет, что сказать.

Теперь о вопросах. Вершиной мудрости во всём мире считается
риторический вопрос — вопрос, на который нет ответа. Но насколько же
в таком случае мудрей и глубже одесский вопрос! Ведь на него тоже нет
ответа, кроме ответного вопроса:
– Тетя, почему ты не выходишь замуж?
– А разве кто-то меня берет?
– А что, ты уже у всех спрашивала?

Что ни говорите, но в Одессе все чрезвычайно культурны. Поэтому,
извиняюсь, здесь так популярен глагол “извините”. Точнее, извините,
здесь так популярен глагол “извиняюсь”. Ибо здесь никто не извиняет, а
все только извиняются.
Например, прибегает к врачу больной:
– Доктор, я очень извиняюсь, но мне сказали, что только вы можете мне
помочь. Моя фамилия Кац.
– Увы, мсье Кац, но здесь медицина бессильна. Извините, я сам Клюгерман.

И щепотка морфологии

Да, об одесском языке можно ещё многое сказать, но гораздо интересней
его слушать. И даже не слушать, а вкушать. Ароматный и вкусный, он
родился на одесской кухне, перемешав и впитав в себя все вкусы и
ароматы, какие только есть на свете. Рождённый в кухонной сутолоке, он
отдаёт чесноком и мускатным орехом одновременно. Литературный, хоть и
не печатный, он превращает что угодно, даже обычный сухой рецепт, как
готовить борщ, в необычный большой роман с множеством глав и десятками действующих лиц, прологом, эпилогом и даже некрологом, если речь зайдёт о борще соседки. И это всего лишь борщ! Так почему же одесский язык должен быть менее вкусен, душист, наварист и смачен?

Одесса — город богатый историей, диаспорой и просто деньгами. Но,
может быть, главное её богатство — это её язык. Его нельзя ни
потерять, ни промотать, ни профукать. Потому прислушаемся к мудрым
словам, которые сказал (или мог сказать) Иван Сергеевич Тургенев:
“Берегите своего родного, великого, могучего одесского языка!”.

 

Отыскал и прислал Ю.А.Кравчук