Вариантом развития событий, альтернативным «новому ЕС», является полный и, вероятно, окончательный распад Европы на национальные государства, каждое из которых будет пытаться бороться самостоятельно. Не столь важно, по каким именно причинам, главное, что в итоге национальные правительства не смогут найти между собой количества точек соприкосновения, достаточного для создания союза. В первую очередь ввиду наблюдающейся ныне тенденции стремиться от любых союзов получать для себя однозначно больше, чем отдавать «в общий котел».

При этом в большинстве стран правительства со своими задачами, вероятнее всего, не справятся, так как темп и масштаб экономических, политических, социальных, этнических и конфессиональных проблем будет нарастать гораздо быстрее способности вырабатывать и реализовывать действенные меры реагирования на них. В ряде регионов, например на Балканах и в Испании, наиболее вероятен распад ныне существующих стран на более мелкие национально-культурные образования. Например, в той же Испании из состава страны в свое отдельное государство выделятся баски. А на Балканах дробление пойдет вовсе уж на крошечные части. Например, из бывшей Югославии, страны с населением 23 млн человек, к настоящему моменту образовалось семь отдельных государств: Сербия, Хорватия, Словения, Босния и Герцеговина, Македония, Черногория и Республика Косово. Причем почти везде процессы дальнейшего распада на более мелкие образования до сих пор не остановлены, а только заморожены.

Однако территориальный распад не облегчит, а, вероятнее всего, даже усугубит вызвавшие его социально-экономические проблемы. Наоборот, уменьшение масштаба самоуправляемых территорий сделает их лишь еще более уязвимыми для любых внешних угроз. Прежде всего — этнокультурных и религиозных. В том числе — угрозы новой Конкисты ИГИЛ.

В этом случае возникновение гражданской войны в формате «всех против всех» в Южной и Юго-Восточной Европе имеет достаточно высокую вероятность, особенно на территории бывшей Югославии, откуда может распространиться и на соседние государства. Высокой остается ее угроза даже для Германии, Франции и Великобритании. Вызванный ею коллапс экономики критично снизит спрос на энергоносители, что лишит доходов даже стоящую сильно особняком Норвегию.

Кроме указанных для второго и третьего этапа следует учесть ряд важных внешних влияющих факторов. А именно: возможные действия США, НАТО и РФ в зависимости от того, по какому из трех возможных вариантов пойдет развитие событий и на каком этапе в каждом из них наступит первичная стабилизация.

Для США наиболее выгодным является сохранение ЕС в первом варианте в виде единого экономического и политического пространства при полном политическом доминировании самих США и максимальным экономическим ослаблением ЕС после подписания договора ТАФТА на американских условиях. В этом случае Вашингтон получает наиболее дешевую и быструю возможность экономической аннексии максимальной части европейского пространства. В качестве станового хребта обеспечения безопасности будут использоваться структуры НАТО. К тому же угроза гражданской войны на подконтрольном и важном, но все же отдаленном, ТВД позволит правительству США увеличить военные расходы, тем самым списав часть долгов и загрузив свою промышленность военными заказами.

В случае успеха США Россия в таком варианте, в максимуме, сможет распространить своей контроль на всю территорию Украины. В случае выхода Греции из ЕС, усилится связка Москва — Афины. При этом объем торговли России с ЕС значительно сократится. Однако острота ее противостояния с США снизится, так как основные ресурсы Вашингтона неизбежно окажутся связаны решением задач восстановления гражданского порядка на подконтрольной ему территории Европы.

При развитии событий по второму варианту наиболее вероятно введение на территорию Европы миротворческих контингентов. Распад по национальным границам приведет к началу распада НАТО как организации. Европейские участники альянса сами будут нуждаться в получении внешней военной помощи, чтобы выделять свои воинские контингенты для решения каких бы то ни было задач за пределами собственных государственных границ. А численность ВС США недостаточна для оказания такой помощи всем членам ЕС. К тому же формирование левых радикальных правительств в ряде стран идеологически не позволит им принять американскую военную помощь. В этом случае нельзя исключать и того, что некоторые территории бывшего СССР (Молдавия, Прибалтика) могут вообще быть включены в состав России с целью препятствования распространению на их территорию конфликтов низкой интенсивности из сопредельных государств.

Стабилизация ситуации в третьем варианте развития событий может привести к возникновению в Европе обширной гражданской войны, чреватой изменением ее этнокультурной и религиозной основы. В этом варианте нельзя исключать формирования в Европе одного или нескольких исламских Халифатов.

Прохождение Европой каждого из трех описанных ранее этапов стабилизации будет иметь кардинальное влияние на общее экономическое положение как в самом ЕС, так и в мире в целом.

На первом этапе — попытках сохранить Евросоюз в нынешнем его географическом или близком к нему виде — определяющим фактором окажется степень способности ЕЦБ вместе с национальными банками стран — членов ЕС сохранить управляемость финансовой системы зоны евро. Безусловно, в ближайшие несколько лет евро ожидает серьезное ослабление. Как минимум оно необходимо европейской экономике для успешной контратаки на американский рынок. И оно уже начато через заявленный Европейским банком процесс количественного смягчения. Однако в свете описанного выше возможного негативного развития событий существует значительный риск потери управления финансовыми процессами. Возникший кризис может обрушить европейскую валюту гораздо ниже целевого значения 0,9-0,85 доллара за евро, а после прохождения отметки в 0,7-0,6 — вообще вызвать неуправляемое пике.

Даже при сохранении контроля кардинальное удешевление евро вызовет масштабный кризис европейской экономики, неизбежно ведущий к сокращению спроса на сырье и энергоносители вследствие снижения темпов роста европейской промышленности, а также к масштабному сужению потребительского рынка в Европе. Что негативно скажется на внешней торговле с ЕС у всех ведущих ее партнеров. В первую очередь у США, России, Китая и Индии. Впрочем, европейская экономика слишком сильно связана с остальным миром, так что в той или иной степени пострадают все. Хотя потери и не приведут к катастрофе, так как ВВП ЕС составляет лишь 20% от общемирового. Да и речь пойдет не о полном прекращении торговли, а только о снижении ее объемов.

Однако если контроль за евро удержать не получится, то прогрессирующий кризис имеет серьезные шансы на 2-3 года обрушить европейскую экономику до весьма низкого уровня, тем самым создав угрозу снижения объемов внешней торговли в разы, а то и на порядки. Даже с учетом перспектив формирования «новой ЕС».

При таком развитии событий очевидно обвальное обнищание Южной, Центральной и Восточной Европы, т.е. выпадение из международной торговли территории с суммарным населением до 100 млн человек. Вероятнее всего, это значительно подтолкнет внутренние интеграционные процессы в ЕАС, а также кардинально расширит взаимную торговлю между Россией, Китаем, странами БРИКС и государствами Юго-Восточной Азии. В таких обстоятельствах центр мировой экономической и политической активности может сместиться в зону Тихоокеанского региона.

Обострение финансово-экономического кризиса в ЕС, тем более осложненное массовыми гражданскими волнениями, в особенности в случае нарастания остроты этнических и религиозных беспорядков, оставит Европе довольно мало времени на выбор дальнейшей стратегии и принятие решения — как жить дальше: каждый сам за себя или надо бороться как-то вместе. А если вместе, то кому с кем?

Таким образом, Германии предстоит реализовывать проект «нового ЕС» в предельно сжатые сроки. Именно этот цейтнот может подтолкнуть западноевропейские элиты к выбору антикризисных мер в значительной степени тоталитарного или даже фашистского толка. По крайней мере в части существенного и жесткого ограничения гражданских прав и свобод, а также ликвидации либерализма в экономике.

В случае успеха, за счет выталкивания за борт балласта в виде обанкротившихся государств ЮЦВЕ, у «новой ЕС» высвобождаются финансовые ресурсы для стабилизации собственной экономики и создания предпосылок к ее восстановлению. Однако сокращение расходов на социальные гарантии будет частично компенсироваться значительным увеличением расходов на армию и безопасность. Нынешние, сокращенные до предела вооруженные силы ЕС справиться с многократно возросшей угрозой будут не в состоянии. Численность армии неизбежно придется наращивать. Не исключено, что через частичный (или даже полный) возврат к системе всеобщей воинской обязанности.

Тем самым продолжать производство всего того, что ведущие страны ЕС, прежде всего Германия, производят в настоящее время, «новый Евросоюз», в том или ином виде, сможет. Прежде всего, потому, что почти все европейские производственные мощности расположены на территории в основном Германии, в меньшей степени — Бельгии, Австрии и Чехии, т.е. государств, на основе которых этот самый «новый ЕС» как раз и будет создан. Но вот фондов для инвестирования в НИОКР у «новой Европы» довольно длительное время не будет. Что обусловит сокращение ее текущего научно-технического превосходства над Россией и Китаем. Учитывая нынешние темпы научно-технической революции, может случиться так, что к моменту начала устойчивого роста экономики посткризисной Европы этот разрыв вообще перестанет существовать.

В любом случае стабилизация событий на варианте формирования «новой Единой Европы» многократно усилит ее зависимость от внешних источников сырья и энергии, а также рынков сбыта промышленных товаров. Причем ввиду неизбежного сокращения размера консолидированного ВВП «Новой Европы» давление на нее со стороны США значительно возрастет.

Однако, если в этот «новый ЕС» не войдет Франция, с момента окончания эпохи наполеоновских войн и за исключением периода президентства де Голля являющаяся подспудным проводником англосаксонской политики в Европе, наиболее вероятным выглядит ускорение экономического, а значит, и политического сближения «нового ЕС» с Россией и ЕАС в целом. Только в этом случае Евросоюз имеет шансы сохраниться в качестве юридически и политически самостоятельного государственного и экономического образования. Подписание договора ТАФТА, тем более в англосаксонском варианте его условий, означает его неизбежное превращение в промышленно-деградирующую экономическую колонию США.

Если стабилизации во втором сценарии не произойдет и события скатятся еще ниже, к третьему сценарию, то экономику Европы, вероятнее всего, ожидает реактивная прогрессирующая деградация. Наглядным примером такого процесса выглядит нынешняя Украина. Высокая взаимная связность различных экономических подсистем ведет к критичному росту их уязвимости. Так чисто политическое, и даже популистское, решение о статусе одного из языков привело к гражданской войне в регионе, где была сосредоточена подавляющая часть добычи угля, являющегося основополагающей частью энергетики этой страны. Возникшие перебои с его поставками привели к возникновению дефицита энергетической мощности. Что, в свою очередь, повлекло за собой отключение от энергосистемы и, тем самым, прекращение деятельности предприятий в регионах, вообще никак напрямую этой войной не затронутых.

В Европе указанный эффект будет иметь значительно больший масштаб. После более чем полувека активной взаимной интеграции национальные государства ЕС уже не обладают возможностью просто вернуться назад к самодостаточному автономному инфраструктурному существованию. Таким образом, в случае неудачи с реализацией варианта «новый ЕС», европейские страны, каждая по отдельности, справиться с экономическими и социальными трудностями не смогут. Что создаст необходимую питательную среду для варианта «ИГИЛ и Халифат». Реализация данного варианта будет сопряжена с неизбежной деиндустриализцацией европейского пространства и потерей им всякой экономической привлекательности. Вместе с тем у сопредельных с этой территорией государств, прежде всего у России, Турции и Белоруссии, возникнет неизбежная необходимость формирования прочного военного рубежа для препятствования распространения границ «Халифата» из Европы на Восток.

Закат Европы: Европейская Отечественная война

В восьмидесятых годах прошлого века, не говоря о более ранних годах, мало кто ожидал распада блока СЭВ и тем более мощного в военном плане Советского Союза. Сказалась инерция мышления — раз большой, значит, сильный. Тем не менее это произошло. Спустя двадцать с лишним лет ничто не мешает нам посмотреть под таким же углом зрения на Евросоюз. Тем более, в своих оценках мы не одиноки. Схожих взглядов придерживаются и некоторые другие авторитетные эксперты (1). Серия терактов во Франции довольно ярко высветила несколько принципиально важных вещей для будущего всей Европы.

Во-первых, выявилось, насколько хрупок межнациональный и межконфессиональный мир в Европе, несмотря на все предпринимаемые властями усилия по имплементации ментально чуждого арабского и африканского населения в европейские культурные и иные традиции. Единственным источником не только дешевой рабочей силы, но и достаточно сильного генофонда для стареющей Европы остаются христианские окраины Советского Союза. Прибалтику и Молдавию в силу их небольших размеров уже практически вычерпали, но тут подоспела Украина. По самым скромным подсчетам, сегодня в Европе трудится около 2 млн украинцев, преимущественно украинок детородного возраста. Поощряемая европейскими властями мультикультурность, толерантность, разрушение классической культурной, сексуальной, половой, патриархальной идентичности играет только на руку чужакам, т.к. Европа сама своими руками расчищает для них социально-культурное пространство.

Во-вторых, сегодня уже можно приблизительно говорить о тех пропорциях между местным населением и чужаками, которые могут вызвать серьезные политические потрясения во всей Европе и даже привести к началу всеевропейской гражданской, а затем и Европейской Отечественной войны — 20-25% населения. К этому порогу уже близки некоторые страны ЕС.

В связи с этим представляется довольно любопытным сделать сценарный прогноз одного из весьма вероятных вариантов развития событий в Европе в среднесрочной перспективе. Назовем этот сценарий «Европейская Отечественная война».

Внешним поводом, который послужит для начала беспорядков в Европе, станет резкое ухудшение состояния экономики и финансов. Что будет лежать в основе повода — перерастание гражданской войны на Украине в новую европейскую войну, кризис еврозоны из-за выхода Греции или других стран, сознательное выталкивание англосаксами экономики Европы в неразрешимый кризис, распад Евросоюза — пока еще до конца не ясно, поэтому могут быть варианты.

Так или иначе, произойдет фрагментация европейского социокультурного и политического пространства. Образуются новые пустоши, аналогично украинскому «Дикому полю», т.к., несмотря на всю экономическую мощь Европы, имеющихся ресурсов будет явно недостаточно для поддержания единого высокого уровня жизни для всего населения Европы.

Восточная Европа обречена умирать и все больше скатываться к провинциальному статусу со всеми вытекающими отсюда следствиями: отток молодого и наиболее образованного и квалифицированного населения, падение уровня жизни, криминализация региона, превращение его в рассадник преступности, наркотрафика, торговли человеческими органами и прочих нелегальных явлений. Борьба нынешнего премьера Венгрии на самом деле является борьбой против такого сценария, именно поэтому брюссельские бюрократы видят в нем достаточно серьезную угрозу для будущего европейского проекта.

Любые попытки малых имперских проектов, будь то Великая Польша, Великая Румыния или Венгрия, как и создания более крупных региональных образований, типа Межморья — Интермариум, в этих условиях обречены на провал, т.к. они будут нуждаться в сильной политической власти, независимой от Брюсселя, и собственных источниках технологической самообеспеченности и безопасности — системе образования, медицины, промышленности, науки и т.д. Все это находится в серьезном противоречии с той концепцией Европы, которую проводят европейские бюрократы для реализации целей Вашингтона.

Есть сценарий распада ЕС, который отвечает интересам США и Британии, а есть тот, который их интересам противоречит. Более подробно об этом мы писали в Первом Разделе. В этих условиях Германии для нового объединения хотя бы части Европы вокруг себя понадобится уже помощь России. И вот здесь Россия должна будет по полной программе за все двадцать лет унижений выставить свои условия Германии, если та захочет сохраниться в прежнем виде в глобальной политике. Но об этом мы скажем позже.

Распад политической конструкции Европы и борьба, с одной стороны, США и Британии, с другой, Германии, Франции и части «старой Европы» за свой сценарий управляемого распада, приведет к исчезновению Евросоюза как фактора мировой политики. Крах экономической конструкции ЕС приведет к распаду зоны евро, а затем через два-три года к возникновению первых серьезных очагов напряженности, один из которых рано или поздно приведет к взрыву. Скорее всего, это произойдет в центре Европы, в одной из ведущих стран континента — Британии, Германии или Франции, после чего распад ЕС станет только вопросом времени.

Что послужит поводом — очередная серия терактов, столкновения между студентами и полицией или рабочими и полицией — не так важно, как кажется, хотя, естественно, каждый сценарий будет обладать своими уникальными чертами. Но суть будет одна и та же — тлеющий до поры до времени рост противоречий перейдет в открытую фазу. Удастся ли европейским властям канализировать социальные протесты в межнациональный, межрасовый и межконфессиональный сценарий — большой вопрос. Но если удастся, то тогда это позволит сплотиться коренному населению и объявить войну пришлому, которое СМИ и будут делать главным виновником всех бед Европы.

Создание образа внешнего врага — единственный вариант для правящих кругов Европы удержать ситуацию под своим контролем, иначе они будут сметены. Сначала пламя гражданской войны разгорится в одной стране, потом — во второй, в третьей объявится свой доморощенный Брейвик, и т.д. Гражданская война на межконфессиональной почве охватит всю Европу. Америка дистанцируется от этого конфликта, передислоцируя свои базы в Британию, Скандинавию, Польшу и Косово. Останется только Россия. В этих условиях Европа обратится к России с просьбой о введении контингента миротворцев. Опять-таки большой вопрос, стоит ли России это делать и в очередной раз помогать белым европейским «братушкам».

По мере развития этих процессов Европа войдет в фокус внимания так трепетно ею совместно с американцами взращиваемых террористических группировок из Афганистана, Сирии, Ирака, Ливии. Теракт станет нормой европейских городов. В результате гражданская война в Европе через два-три года перерастет в полноценную Европейскую Отечественную войну. Почему Отечественную? — по той же самой причине, по какой Отечественными были названы те две войны, которые на себе довелось испытать России — потому что речь шла о выживании цивилизации. Надо сказать, что у Европы еще не было таких войн. Эти войны за нее, неся народам Европы свободу, вела Россия.

Использование армии в городских условиях будет затруднено. Города переведут на осадное положение. Тем не менее это не поможет сильно исправить ситуацию, поэтому зона террора будет только разрастаться. По сути, Европа окажется в ситуации осажденной крепости, внутри которой зоны беспорядка будут возникать в самых разных местах. В результате, Европа как цивилизация встанет первый раз перед угрозой исчезновения за последние 300 лет.

И тут встает вопрос для России. Что делать? — Спасать европейцев или поставить войска на границе и ждать, пока процесс истощения людских и иных ресурсов не дойдет до неких знаковых отметок? Россия неоднократно спасала Европу от гибели — от Наполеона, от Гитлера, болгар — от турок и т.д. В ответ за свою помощь мы получали только плевки в спину и черную неблагодарность. Слишком щедро русской кровью полита европейская земля. Европа должно испить чашу гнева истории до дна. Этот же вывод касается и Германии. Мы должны четко и стратегически взвешенно определить, какие условия мы сформулируем для Германии в том случае, если она снова захочет занять свое центральное место в Европе. Это необходимо, чтобы больше никогда с этой территории не собирались орды завоевателей в новых походах «на Восток».

(1) Станислав Стремидловский. Европа на пороге гражданской войны? // ИА REGNUM (http://www.regnum.ru/news/society/1883031.html); Ростислав Ищенко. Чего хочет Путин? // RussiaPost (http://www.russiapost.su/archives/42215)

Начало

Ист.