Владимир Калашников
д.ист.н., профессор

В прошлой статье мы говорили о том, как и почему 1 августа 1975 года в Хельсинки был подписан Заключительный акт Конференции по безопасности и сотрудничеству в Европе и как в этой связи развивались отношения между Россией и Западом в советский период. Теперь же речь пойдет об отношениях России и Запада в эпоху Ельцина.

Господин Да вместо господина Нет

Россию «эпохи Ельцина» Запад был готов видеть во всех общеевропейских структурах, несмотря ни на что. Ельцину было можно все.

Во-первых, потому, что он сыграл решающую роль в развале СССР, что автоматически вело к ликвидации одной из двух сверхдержав. Во-вторых, потому, что он начал «радикальные экономические реформы», которые по сути вели к разрушению экономического потенциала России и прежде всего в сфере обороны.

Внешнюю политику эпохи первого президентства Ельцина олицетворял А. В. Козырев, которого прозвали на Западе «господин Да» в противовес «господину Нет», как ранее называли многолетнего советского министра иностранных дел А. А. Громыко.

Бывший президент США Р. Никсон так написал после встречи с А. В. Козыревым: «Когда я был вице-премьером, а затем президентом, хотел, чтобы все знали, что я «сукин сын» и во имя американских интересов буду драться изо всех сил… А этот, когда Советский Союз только что распался, когда новую Россию нужно защищать и укреплять, хочет всем показать, какой он замечательный и приятный человек».

Никсон не преувеличивал, ибо сам Козырев так сформулировал свое внешнеполитическое кредо: «Одна из проблем Советского Союза в том, что мы слишком как бы зациклились на национальных интересах. И теперь мы больше думаем об общечеловеческих ценностях».

Но ценности, о которых стоит думать, он представлял себе весьма своеобразно: «Вся русская аристократия, купечество, интеллигенция – они все жили в Западной Европе. Это не случайно. Все остальное – это демагогия для несчастных. Если у вас нет денег купить виллу на южном берегу Франции, то вам начинают сочинять сказку, что вам это не надо, вы живите вот здесь, в Азиопе».

Понятно, что внешняя политика А. В. Козырева определялась Ельциным. Именно президент РФ принимал все принципиальные решения.

 

Разоружение во имя дружбы

В январе 1993 г. Ельцин подписал с Дж. Бушем российско-американский договор о сокращении наступательных вооружений (СНВ-II). Договор предусматривал резкое сокращение тяжелых баллистических ракет с разделяющимися головными частями, а затем полное уничтожение всех тяжелых ракет, которые составляли основу ядерного потенциала СССР и достались в наследство России. Ельцин руководствовался тремя основными соображениями: 1) ракеты все равно надо снимать с вооружения, так как их срок службы заканчивался; 2) заменить тяжелые ракеты новыми у России нет возможности, потому что основное производство находится на Украине; 3) в России не только невозможно создать аналогичное производство, но и крайне дорого содержать имеющееся количество ракет.

Кроме того, он рассчитывал таким шагом установить особые отношения с США, очень нужные ему на фоне обостряющегося конфликта с народными депутатами РФ.

Отметим, что разогнанный Верховный совет, а затем и Дума первого и второго созывов последовательно отказывались ратифицировать СНВ-II, формально ссылаясь на отсутствие денег, а фактически исходя из того, что уничтожение тяжелых ракет с разделяющимися головными частями, способными преодолевать американскую систему ПРО, в том числе и перспективную, является непозволительной односторонней уступкой со стороны России. Дальнейшие события показали, что депутаты были правы: ракеты оказались очень надежными и все контрольные пуски ракет с истекшим сроком оказались успешными. Российские оружейники путем небольших регламентных работ продлили срок службы советских ракет на 10 – 15 лет и тем самым сохранили ядерный паритет.

 

Защитник демократии

В 1993 г. новый американский президент Б. Клинтон по достоинству оценил внешнюю политику Ельцина.

Как известно, осенью-зимой 1993 г. Ельцин произвел государственный переворот: разогнал парламент и протащил свой проект Конституции, нарушив все действующие законы, и получил на Западе статус «защитника демократии».

«Нью-Йорк таймс» в те дни писала: «Официальные лица администрации Клинтона благословили Ельцина на роспуск парламента, и до сих пор они рассматривают действия президента России как лучшую гарантию демократии».

Газета не преувеличивала. После оглашения Ельциным указа # 1400 о разгоне парламента президент Б. Клинтон официально заявил: «Президент Ельцин сделал свой выбор, и я его поддерживаю полностью».

Почему? Госсекретарь США У. Кристофер дал четкий ответ на этот вопрос: политика Ельцина является «инвестицией в национальную безопасность Соединенных Штатов». По сути, Кристофер сформулировал американский критерий оценки демократии в России: демократ в России тот, кто инвестирует в национальную безопасность США.

Европейские политики, хотя и не столь откровенно, также поддержали осенний переворот 1993 г.

В декабре 1994 г. Ельцин отправился в Будапешт на саммит Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ), на котором было принято решение превратить этот форум в постояннодействующую организацию – ОБСЕ.

В декларации саммита лишь в общем виде философски говорилось о том, что «путь к стабильному демократическому обществу, эффективной рыночной экономике и социальной справедливости нелегок», что «уважение прав человека и основных свобод, демократии и верховенства закона является необходимым компонентом безопасности и сотрудничества в регионе». Европе было важно не осудить Ельцина за действия в октябре – декабре 1993 г., а получить согласие на вывод 14-й российской армии из Приднестровья и обязательство не поддерживать абхазов, стремившихся выйти из состава Грузии. Ельцин подписал соответствующие документы.

Вернувшись с саммита, Ельцин начал войну в Чечне, и Запад стал жестко критиковать российские войска за нарушение прав человека.

Однако, несмотря на эту критику, в июне 1995 г. Ельцина пригласили принять участие в саммите «большой семерки» в Галифаксе, где Б. Клинтон попытался получить его согласие на «гибкое» толкование некоторых условий Договора по ПРО.

28 февраля 1996 г. Россию приняли в старейшую европейскую организацию – Совет Европы, главной задачей которого является защита демократии, основных свобод и прав человека на европейском континенте. Этот шаг и выбор времени были формой помощи Ельцину, который накануне объявил о решении бороться за избрание на второй президентский срок. Иными словами, когда встал вопрос о том, что на президентских выборах может победить лидер КПРФ Г. А. Зюганов, критика Ельцина была признана неуместной.

 

Голосуй сердцем

В период избирательной кампании 1996 г. Ельцин получил от Запада всестороннюю политическую и финансовую поддержку. Впервые лидеры «большой семерки» приехали в Россию и дали возможность представить дело так, что Ельцин, «друг Борис», превратил «семерку» в «восьмерку». Запад предоставил России кредиты, которые позволили Ельцину в течение нескольких месяцев до выборов выплатить бюджетникам долги по зарплате. Американское посольство стало получать дипломатический багаж, набитый стодолларовыми купюрами, а потом члены избирательного штаба Ельцина ходили по Москве с коробками из-под ксерокса, набитыми неучтенными долларами, щедро оплачивая услуги «народных», «заслуженных», «любимых», которые уверяли россиян в том, что лучше Ельцина в России президента быть не может.

Лозунг той избирательной кампании «Голосуй сердцем!» сознательно дезориентировал население, отвлекая его от рационального анализа сделанного Ельциным.

Запад, так же как и российский ЦИК, «не заметил» скандала с незаконным финансированием избирательной кампании, хотя одного получившего огласку случая было достаточно, чтобы отстранить Ельцина от участия в выборах или признать их незаконными.

Ничего подобного не случилось. Прекрасно понимая, с кем они имеют дело, зная о его слабостях, лидеры Запада поддерживали Ельцина всеми силами. Как говорится: ничего личного, только геополитические интересы Запада.

 

Закономерный финал

27 мая 1997 г. Ельцин подписывает в Париже Основополагающий акт: РФ – НАТО, в котором фактически признается право НАТО на расширение за счет стран Восточной Европы в обмен на условное обещание не размещать в этих странах ядерное оружие и не размещать войска НАТО вдоль российских границ на постоянной основе.

Не случайно известный русофоб З. Бжезинский в вышедшей в том году книге «Великая шахматная доска» бросает фразу: «Россия геополитически нейтрализована и исторически презираема».

Финал президентства Ельцина наглядно продемонстрировал слабость внешнеполитических позиций России.

12 марта 1999 г. состоялось первое расширение НАТО за счет стран Восточной Европы: в блок вошли Венгрия, Польша и Чехия. Еще семь стран, включая прибалтийские республики, получили добро на прием в недалеком будущем.

24 марта НАТО, несмотря на протесты России, начало 50-дневную бомбардировку Сербии в обход Совета Безопасности ООН. Сербов бомбили за то, что они в Косово ввели войска и убивали албанцев, при этом Запад не «замечал» того, что албанцы убивали сербов до и после ввода войск.

Особенно сильно Россия протестовать не могла, ибо после дефолта августа 1998 г. была неспособна выплачивать внешние долги и просила новые кредиты.

Поэтому уже 20 июня Ельцин прибыл в Кельн на саммит «восьмерки», чтобы сказать лишь одну фразу: «Нам надо после драки помириться». «Дракой» он назвал свой словесный протест против бомбежек Сербии и марш-бросок российских десантников к аэропорту в Приштине в рамках решения СБ ООН о размещении в Косово миротворцев уже после того, как Белград принял условия Запада.

Осенью 1999 г. Ш. Басаев напал на Дагестан, и началась вторая чеченская война. Запад жестко возражал против вхождения российских войск на территорию Чечни, называя «чрезмерным» применение силы.

Однако никто и не подумал о санкциях против России и тем более о том, чтобы не приглашать Ельцина на саммит ОБСЕ в ноябре 1999 г. Ельцин был нужен. Все знали, что он уходит, и Запад стремился решить ряд важных вопросов до ухода Ельцина.

На саммите Ельцин «грозно» осудил бомбардировки Сербии, Запад – бомбардировки Чечни. В принятых документах, впрочем, никаких осуждений не было. Судя по всему, Запад разыграл чеченскую карту для того, чтобы добиться от России главного: сохранения Договора о вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), который определял уровни обычных вооружений в Европе. ДОВСЕ был заключен в 1990 г. в ситуации, когда формально еще существовали два военных блока – ОВД и НАТО. Уже в 1991 г. договор потерял смысл в связи с распадом ОВД. Тем не менее Запад требовал, чтобы Россия выполняла наложенные на нее ограничения и допускала натовских военных для осуществления инспекций на своей территории.

Ельцин согласился на некую адаптацию ДОВСЕ, «повышение транспарентности» и дал обещание соблюдать фланговые ограничения путем сокращения сил на Северном Кавказе.

Россия поставила свои подписи под Заключительным актом и Декларацией саммита, где подчеркивалась территориальная целостность России, Грузии, Молдавии и в этом контексте осуждался референдум о независимости в Абхазии, фиксировалось обещание России осуществить вывод двух баз из Грузии и российских войск из Приднестровья.

Клинтон, вернувшись в Вашингтон, сообщил о том, что стамбульские уступки со стороны Ельцина превысили все его ожидания. А Ельцин уехал домой уверенный в том, что он показал миру, какой он жесткий и энергичный политик.

Вскоре после саммита российские войска окружили Грозный и стали готовить его штурм. Запад резко осудил эти действия. Европа впервые заговорила о санкциях. Клинтон сказал, что «Россия пожалеет» о чрезмерном применении силы.

Хотя в его словах не было угрозы, Ельцин ими воспользовался для того, чтобы перед самым уходом в отставку «хлопнуть дверью».

В середине декабря он уехал в Китай, где демонстрировал особо дружественные отношения с китайским лидером Цзян Цзэминем, и из Пекина ответил «другу Биллу»: «Клинтон позволил себе надавить на Россию. Он, видимо, на несколько секунд забыл, что такое Россия. Россия владеет полным арсеналом ядерного оружия, но Клинтон решил поиграть мускулами. Я хочу сказать Клинтону: пусть он не забывает, в каком мире он живет. Не было и не будет, чтобы он диктовал людям, как жить, отдыхать. Многополярный мир – вот основа всему. Будет так, как мы договорились с Цзян Цзэминем. Мы будем диктовать, как жить, а не он».

Так в декабре 1999 г. завершилась эпоха Ельцина в отношениях России и Запада.

Ист.