Как на нас влияет наша одежда

Какая взаимосвязь между одеждой из московского бутика и распространением заболеваний, связанных с эндокринной системой? Экологи утверждают: самая что ни на есть прямая.

Все привыкли, что экологи постоянно твердят о загрязнении планеты отходами различных производств. Внимание принято уделять тому, что можно увидеть – нефти, в очередной раз разлитой в океане, пожарам в заповедных лесах или свалкам, растущим вокруг мегаполисов. Это же касается еды – например, вред от пристрастия к фастфуду налицо. Поэтому многие стараются питаться «экологически чистой» едой, а приставка «био» даже вошла в моду.

Тем временем одна из самых опасных угроз для будущего человечества совсем не так заметна, хотя и обрела, по мнению специалистов, угрожающий масштаб. Речь об опасных пер- и полифторированных соединениях (ПФС), попадающих в воду при производстве одежды, накапливающихся в окружающей среде и практически не распадающихся. Эти вещества называют гормонразрушающими – они нарушают тонкую эндокринную систему человека и, как следствие, «отключают» репродуктивную функцию как у мужчин, так и у женщин. Несколько лет назад организация «Гринпис» уличила в использовании таких химикатов массу популярных брендов, от производителей дешевой молодежной одежды до luxury-брендов. В списке оказались Puma, Adidas, Nike, Benetton, H&M, Mango, Zara, Burberry, Armani, Dizel, Gap, Versace, Luis Viutton, D&G, Hermes, Valentino и многие другие известные компании. Сегодня в результате давления «Гринпис» и миллионов покупателей по всему миру часть этих компаний взяла на себя обязательство отказаться от ПФС. Последняя победа на этой ниве была одержана 2 сентября 2015 года – от опасных химикатов обязался отказаться один из крупнейших производителей молний, компания Lanfranchi.

Инфографика из доклада «Гринпис» – «Следы на снегу – опасные ПФС в отдаленных уголках планеты»

Инфографика из доклада «Гринпис» – «Следы на снегу – опасные ПФС в отдаленных уголках планеты»

О том, к каким проблемам приводит попадание в организм ПФС и как отслеживается исполнение брендами взятых обещаний, «МИР 24» поговорил с руководителем проектов токсической программы «Гринпис России» Ниной Лесихиной:

Почему «Гринпис» обратил внимание на производство одежды?

Нина Лесихина

Нина Лесихина

– Наиболее актуальная проблема, которая сейчас поднимается в том числе Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) в Европе, Америке и в Китае – это так называемые гормонразрушающие или эндокринразрушающие вещества. Это этоксилат нонилфенола, фторированные соединения, которые используются для придания одежде водонепроницаемых свойств, а также тяжелые металлы и фталаты, парабены, антипирены. В 2011 году «Гринпис» запустил кампанию под названием «Чистая мода». Главное – добиться от модных брендов отказа от использования опасных химических веществ. Сегодня почти все они производят одежду в странах Юго-Восточной Азии – это, прежде всего, Китай, Индонезия и Тайвань. В результате в этих странах более 70% питьевой воды уже загрязнено опасными веществами. На данный момент предприятия текстильной индустрии этого региона ежегодно сбрасывают в реки 300-400 млн тонн тяжелых металлов, растворителей и токсичных отходов.

Анализ проб проводятся в собственном исследовательском центре «Гринпис» в британском городе Эксетер, а также в аккредитованных лабораториях в Гамбурге.

Если не принимать мер, риски будут возрастать. Проблема усугубляется тем, что вредные вещества сохраняются и в конечном продукте – платьях, джинсах, обуви. Когда мы в России покупаем новую одежду американского или европейского бренда, но произведенное в Китае, оно также содержит токсичные вещества, которые во время стирки вымываются, попадают в реки, накапливаются и воздействует на здоровье людей через воду. Некоторые вещества, например, сурьма или диметилформамид, могут попадать в организм через кожу. Даже в малой концентрации они крайне опасны в так называемые уязвимые периоды жизни – для беременных женщин и маленьких детей. Поэтому одежда, которую мы брали на анализ – детская.

Какие проблемы со здоровьем могут вызывать эти вещества?

– Они разрушают эндокринную и репродуктивную системы человека. К чему это может привести? Бесплодие, рак предстательной железы, рак молочной железы, диабет, ожирение, болезни почек и печени, заболевания щитовидной железы и нервной системы, нарушение половой функции. Даже наш минздрав фиксирует наибольший прирост заболеваний, связанных с эндокринной системой человека. Специфика этих веществ еще и в том, что они попадают в организм разными способами.

     

Например, бисфенол-А, который используется при производстве пластика и делает его мягким, может попадать в еду из контейнера, через игрушки или детскую бутылочку. Накапливаясь в течение жизни, они приводит к тяжким последствиям. Кроме перечисленного, многие исследователи связывают с воздействием гормонразрушающих веществ снижение уровня интеллекта, аутизм и целый спектр наиболее актуальных для нашего времени заболеваний и отклонений.

Экозащитники работают с китайскими властями по поводу ужесточения законодательства?

– У «Гринпис» большой офис в Восточной Азии – работаем в Пекине, Гонконге, Тайване. Спустя четыре года после запуска кампании «Чистая мода» 20 крупных модных брендов, на долю которых приходится 10% рынка (очень распространенных в России), дали публичные обязательства, разработали план действий по отказу от использования опасных веществ к 2020 году. Некоторые уже полностью их исключили. На этой волне в КНР сейчас происходят серьезные изменения: государство обратило внимание на проблему, предприятия устанавливают локальные очистные сооружения, меняют технологии. Раньше ничего подобного и близко не было. Эти бренды – серьезная часть экономики Китая, и Пекину важно удержать производителей в стране. Кроме того, они тоже стали думать об окружающей среде и здоровье нации – видимо, критическая масса набрана, и в вопросе регулировки использования гормонразрушающих веществ они уже ушли дальше России. Например, запретили бисфенол-А в детских товарах, в частности, в детских бутылочках. Кстати, в Европе и США действует аналогичный закон. Китай и Индонезия включили ряд опасных веществ, используемых при производстве текстиля, в перечень, который требует дополнительной оценки, и в перспективе эти вещества у них будут запрещены. В России пока таких процессов нет.

Как обстоят дела с этим в России?

– В России содержание этоксилата нонилфенола и фторированных соединений в потребительских товарах не регламентируется, существует лишь норматив предельно допустимой концентрации для водоемов. Российское законодательство регулирует использование в потребительских товарах некоторых веществ, например, тяжелых металлов. Есть определенные лимиты, ограничения, запреты. Однако содержание большинства из них, к сожалению, никак не регулируется.

Одно из опасных веществ, которым обрабатывают ткань, чтобы сделать ее немнущейся – формальдегид. Он же защищает одежду от плесени. Формальдегид является сильным аллергеном, несмотря на это, его активно используют при производстве постельного белья и полотенец. Некоторые исследования показывают в образцах одежды, изготовленной в Юго-Восточной Азии, стократное и более превышение безопасного уровня этого вещества.

Тяжелые металлы – кадмий, свинец, ртуть – в текстиле могут обнаруживаться в красителях, но, по нашим анализам, это случается все реже. Все-таки опасность тяжелых металлов уже признали и производители, и государства, поэтому эта сфера более-менее регулируется, в том числе в России. Тем не менее высокотоксичный шестивалентный хром по-прежнему используется при отделке кожи.

Совсем недавно, в июле 2015 года, внесли изменения в Федеральный закон «О водоснабжении и водоотведении», касающиеся очистных сооружений. Де-юре у нас все предприятия являются бессточными. Например, в Москве и Санкт-Петербурге они выбрасывают свои сточные воды в систему водоканала, и именно водоканал несет ответственность за их очистку, соответствие нормативам безопасности и так далее. Но проблема в том, что система водоканала рассчитана на очистку коммунальных стоков, а не специфических промышленных загрязнителей, я уж не говорю про современные гормонразрушающие вещества. «Гринпис» давно говорит о том, что необходимо обязать каждое предприятие устанавливать локальные очистные сооружения, чтобы сначала предприятие очищало свои специфические стоки, только после этого сбрасывало их в систему водоканала, после чего вода бы поступала на городские очистные сооружения. В 2014 году было принято решение, что предприятия обяжут обзавестись локальными очистными сооружениями. С 1 января 2015 года они должны были разработать план, чему мы все порадовались – казалось, что теперь наши реки станут чуть-чуть чище, но позже, видимо, в связи с событиями в стране и в мире, наше правительство решило снизить экономическую нагрузку на бизнес ценой здоровья граждан. И требование было приостановлено, предприятия получили отсрочку до 1 января 2019 года.

Европейские страны уделяют этой проблеме больше внимания?

Тем временем на территории ЕС отдельные страны, такие как Германия, Швеция, скандинавские страны, принимают серьезные меры по запрету на использование, например, фторированных соединений в одежде, потому что на рынке есть безвредные альтернативы. В июле этого года в ЕС запретили ввозить текстиль с использованием этоксилата нонилфенола. Запрет на использование при производстве на территории Евросоюза существовал и раньше, но у бизнеса оставалась лазейка. А теперь нет – за введение окончательного запрета проголосовали все страны ЕС.

Все крупные бренды идут на встречу?

– 32 бренда уже внедряют безопасные альтернативы. Есть лидеры, но есть и те, кто участвует в кампании для пиара, но по факту ничего не делает. А есть бренды, которые в принципе не отреагировали на обращения. Среди лидеров рейтинга – Puma, Adidas, Benetton, H&M, Mango, Zara, Burberry, если говорить о туристической одежде – Fjällräven, Paramo, Pyua, Rotauf и R’ADYS. Среди брендов, которые используют обязательства только для «зеленого имиджа», например, Nike. Часть брендов вовсе проигнорировали нас или не выполняют взятые обязательства, среди них – Giorgio Armani, Dizel, Gap, Versace, Luis Viutton, D&G, Hermes и Valentino.

Как выявить «на глаз», что в одежде могут быть опасные химикаты?

– Как правило, опасные химические вещества используются для придания тканям специфических свойств, например, водонепроницаемости, или придания яркого цвета. Поэтому лучше, если одежда натуральных цветов, без резиновых и пластиковых вставок. Конечно, речь идет преимущественно о натуральных тканях – хлопке, льне. В любой синтетике велика вероятность наличия определенных химических элементов – это касается львиной доли спортивной и туристической одежды. В этом году мы планируем отобрать образцы одежды для активного отдыха и отправить их на анализ, результаты станут известны в 2016 году.

Есть много брендов, которые не используют фторированные соединения и добиваются водонепроницаемости тканей с помощью безопасных альтернатив. Уже есть компании, которые выпускают такую продукцию, в том числе походные рюкзаки, одежду для активных видов спорта. Но на российском рынке этих вещей почти нет, или же их стоимость очень высока. Если чистая мода станет стандартом для всех брендов, эта одежда станет доступна широкому кругу людей. Пока многие просто не могут себе позволить хорошие вещи. Но самый простой способ избежать воздействия опасных химических веществ – меньше потреблять! Именно сверхпотребление является основной причиной глобального экологического кризиса.

   

ПРАВИЛА ВЫБОРА ОДЕЖДЫ

– Избегайте синтетических тканей, в первую очередь – полиэстера, акрила, вискозы, нейлона;

– Не стоит покупать одежду из немнущихся тканей и тканей с предварительной усадкой;

– Предпочтительнее вещи неброских натуральных цветов;

– Внимательно изучайте ярлыки, особенно покупая детскую или туристическую одежду;

– Перед тем как надевать, новую вещь лучше выстирать. Используйте органические моющие средства, которые продаются во многих магазинах и не навредят ни вам, ни природе;

– Если покупаете верхнюю одежду из синтетической ткани, подкладка должна быть натуральной;

– Вынимающаяся стелька – признак хорошей качественной обуви;

– Лучше меньше, да лучше: экономьте на количестве, но покупайте качественные вещи;

– Если бюджет ограничен, в интернете можно найти множество ресурсов, где люди отдают ненужные вещи, в том числе и одежду.

МОЖНО ЛИ КУПИТЬ ПОЛНОСТЬЮ НАТУРАЛЬНУЮ ОДЕЖДУ

Сколько времени займет переход на безопасное производство и произойдет ли вообще – неизвестно. Способ ограничить проникновение синтетических веществ в организм все же существует – «зеленые» магазины, которых в России становится все больше. Правда, в основном они специализируются на продуктах питания, косметике и чистящих средствах. Что-то производится в России, что-то привозится из-за рубежа. Неизменной популярностью пользуется, например, индийская косметика, цены на которую значительно ниже, чем на производимую в той же Юго-Западной Азии косметику раскрученных американских и европейских брендов.

С одеждой дело обстоит сложнее. Магазинов экологически чистой одежды совсем немного, и в основном вся она привозится из Европы. И без того недешевые вещи в свете нынешнего курса рубля продаются по ценам, доступным далеко не для каждого. Да и выглядит эта одежда, на первый взгляд, как-то непритязательно… Чтобы понять, почему натуральный подгузник для ребенка стоит больше шести тысяч рублей, мы отправились к директору одного из московских магазинов натуральной одежды Елене Драновой.

Крошечный, совсем не похожий на дорогой бутик, магазин занимает комнату, размером со стандартную кухню, и маленький холл. Вдоль стен – пара шкафов с вешалками и ящики с шапками, детскими костюмчиками, деревянными и тряпичными игрушками. Среди материалов – мериносовая шерсть, альпака, шелк, буретный шелк, очень хорошо влияющий на кожу за счет высокой концентрации шелкового клея серицина, а также немного органического хлопка.

На сегодняшний день большинство полностью натуральных вещей, соответствующих международным экологическим стандартам, производится в Германии. Отчасти это связано с развитием так называемого антропософского движения, которое многие исследователи считают далеко не безобидной сектой. Создал его в 20-е годы ХХ века, во время бурного цветения оккультных идей, немец Рудольф Штайнер. Последователи этого движения преуспели в сельском хозяйстве, медицине и косметике. Детищем Штайнера стали Вальдорфские школы, распространившиеся в наше время по всему свету, в том числе и в России. Антропософы бережно относятся к природе, что отражено в идее биодинамических хозяйств, производящих максимально натуральное сырье.

«У них четко прописаны все правила. Например, овцы должны жить на свободном выпасе, и та земля, на которой они живут, должна давать им основной корм. Только 10% корма должно закупаться. Овцам не купируют хвосты, поскольку это очень болезненная и негуманная операция. Их не обрабатывают химическими препаратами от паразитов, стригут вручную, антибиотиков не используют. Если говорить о красителях, то сейчас практически все красится монокомпонентными синтетическими красителями. Что-то, покрашенное натуральными средствами, можно найти все реже и реже, потому что они светонестойкие и прокрашивают неоднородно», – рассказывает Елена.

   

За натуральной одеждой приходят и мужчины, и женщины. «Человеку в жизни не хватает чего-то настоящего, в том числе вещей, в которые вложены настоящие чувства, – объясняет хозяйка. – Кто-то приходит лишь из соображений здоровья – например, узнал, что младенцу лучше находиться в натуральной шерсти. Много людей с развитым воображением – архитекторы, дизайнеры, художники, а практически каждый второй – психолог или психотерапевт. Одежда из шелка – это кокон, защитная оболочка, поэтому те, кто много работают с людьми, много отдают, кому надо сохранять свой ресурс, в этих вещах живут. А лен – это очень сильное растение, которое не поражается никакими вредителями, поэтому под льняными бинтами раны заживают в два раза быстрее – это факт. Шерсть на ощупь практически всегда остается сухой, даже когда потеешь, поэтому это лучшая одежда для детей».

ПОЧЕМУ КАЧЕСТВЕННАЯ ОДЕЖДА ТАКАЯ ДОРОГАЯ

Конечно, относительно средней зарплаты в России цены в этом магазине кусаются. Платья стоят не менее 15 тысяч рублей, крошечные детские комбинезончики – больше 6 тысяч. Елена объясняет, что большинство таких вещей производят в Европе, а в ЕС 70% от цены изделия – это оплата квалифицированного труда работников. Взамен покупатель получает вещь, которую сможет использовать десятилетиями. Например, одна из игрушек в магазине – большой деревянный конструктор – стоит в районе 12 тысяч рублей. При покупке на него дается гарантия на 25 лет, хотя, уверяет Елена, проживет он и 50, и дольше. Еще один пункт стоимости – цена на сырье. Зато производитель не вкладывает в нее стоимость рекламы: эту продукцию не рекламируют, а распространяют по каталогам.

По словам Елены, международные экологические стандарты сертифицируют весь производственный процесс от выращивания до пошива, чтобы он не вредил ни здоровью людей, ни природе: «Типичный пример – вы покупаете футболку за два евро. На самом деле пострадало огромное количество людей, в том числе детей, работающих где-нибудь в Индии или Китае, чтобы вы могли купить ее так дешево. Высокая цена гарантирует покупателям их неучастие в этом аморальном процессе глобального производства».

Натуральный подгузник

Натуральный подгузник

«В свое время я отказалась от использования памперсов. Жила с ребенком на даче и пыталась эти памперсы утилизировать самостоятельно, как и весь остальной мусор на даче. Я поняла, что с ними вообще ничего сделать нельзя, меня это очень сильно впечатлило. Это один из самых вредных видов мусора, горят они очень-очень плохо и практически не разлагаются. Поэтому очень многие города-общины в Германии и Америке даже выдают людям премии за отказ от использования памперсов. Есть натуральные тряпочные аналоги, которые состоят из хлопкового подгузника и штанишек сверху, стирать их можно в машинке. Одежда, если она качественная, служит очень долго, и ее нужно меньше. Вообще основная идея «зеленой» культуры: меньше – значит, лучше. Неважно – еда это или одежда – от того меняется не только жизнь конкретного человека, но и весь мир».

ПФС В САМЫХ УДАЛЕННЫХ УГОЛКАХ ПЛАНЕТЫ

Весной и летом 2015 года, чтобы проверить, насколько далеко распространились пер- и полифторированные соединения на планете, «Гринпис» организовал восемь экспедиций в самые удаленные уголки планеты для взятия проб воды и снега. В частности, экологи взяли образцы на словацкой стороне Высоких Татр; на стыке Швеции, Норвегии и Финляндии – Трериксресёт; на горе Качкар в Турции; на горе Хаба в Китае; в озере Пилата в Италии; озерах швейцарского плато Макун; горах Торрес-дель-Пайне в Чили; и на Золотых горах Алтая в России. Обнаружили опасные синтетические вещества во всех пробах.

Таблица из доклада «Гринпис» – «Следы на снегу – опасные ПФС в отдаленных уголках планеты»

Таблица из доклада «Гринпис» –
«Следы на снегу – опасные ПФС в отдаленных уголках планеты»

Мария Аль-Сальхани

Ист.