Одной из организаций, напрямую связанных с Кибернетической группой, был Институт социальных исследований, в просторечии называемый Франкфуртской школой. Например, Пол Лазерсфельд, руководитель «Радиопроекта», был одним из приглашенных на конференцию Мэйси. Лазерсфельд был приемным сыном австрийского экономиста-марксиста Рудольфа Гильфердинга, который сотрудничал с Институтом социальных исследований с 1930-х годов. Директор Франкфуртской школы Макс Хоркхаймер тоже сотрудничал с Кибернетической группой, когда занимался исследованием социальных и расовых предрассудков.

«В мае 1944 года Американский еврейский комитет (АЕК) создал департамент научных исследований, который возглавил директор Франкфуртской школы Макс Хоркхаймер. Хоркхаймер подготовил проект “Исследование предрассудков”, получивший щедрое финансирование от АЕК и других агентств, включая фонды Рокфеллера.[258]

Наиболее важным из пяти исследований, осуществленных по заказу АЕК в 1944—1950 годах, был проект “Авторитарная личность”.[259] Его авторы Адорно, Френкель-Брунсвик, Левинсон и Сандфорд для проведения опроса тысяч американцев и выявления у них глубоко спрятанных склонностей к авторитаризму, предрассудкам и антисемитизму собрали большой коллектив из членов группы исследований общественного мнения при Калифорнийском университете в Беркли и сотрудников Международного института социальных исследований. Научным руководителем проекта “Авторитарная личность” был доктор Вильям Морроу — главный протеже Курта Левина, который был ключевой фигурой, обеспечивавшей посредничество между Франкфуртской школой и Тавистокским институтом».[260]

В заключительной главе сборника материалов по проекту авторы «Авторитарной личности» резюмируют свои открытия и предлагают рецепты социальной трансформации:

«Очевидно, что изменение потенциально фашистской структуры невозможно исключительно психологическими средствами. Задача сравнима со всемирным искоренением невроза, хулиганства и национализма. Они порождаются самой организацией общества и могут быть изменены только с изменением самого общества. Не психологу определять способы осуществления необходимых изменений. Размах этой проблемы требует усилий всех ученых-обществоведов. Мы лишь настаиваем на том, что на советах и круглых столах, где рассматривается эта проблема и планируются соответствующие действия, психологам должно предоставляться слово. Мы считаем, что научное понимание общества должно включать понимание того, что общество делает с людьми и что возможны социальные реформы, даже широкие и радикальные, которые при всей их желательности необязательно изменят структуру личности, подверженной предрассудкам. Чтобы изменить фашистский потенциал, даже обуздать его, люди должны лучше понимать самих себя и быть самими собой. Манипулированием людьми этого не добиться, даже с привлечением современных психологических методов к разработке инструментов манипуляции… Возможно, что это тот самый случай, когда психология должна сыграть ключевую роль. Методики преодоления сопротивления, разрабатывавшиеся для целей индивидуальной психотерапии, можно совершенствовать и адаптировать для применения по отношению к группам и даже массам».

Авторы заканчивают чрезвычайно красноречивым предложением: «Не следует думать, что право взывать к эмоциям должно быть только у тех, чьей целью является фашизм, а демократическая пропаганда должна ограничиваться доводами разума и сдержанности. Если страх и склонность к деструктивности являются основными эмоциональными источниками фашизма, то эрос принадлежит главным образом демократии».[261]

Кибернетическая группа

Представители Франкфуртской школы и их ближайшие союзники в Тавистоке были архитекторами как кибернетического проекта, так и контркультуры 1960-х годов. Более того, Кибернетическая группа, спонсируемая Фондом Джошуа Мэйси, служила зонтиком, под прикрытием которого ЦРУ и британская разведка проводили массовые эксперименты с психоделическими наркотиками, включая ЛСД-25. Эксперимент в конечном итоге выплеснулся на улицы Сан-Франциско и Гринвич-Виллидж и пошел волной по всем университетским городкам страны, породив контркультурный «сдвиг парадигмы» 1966—1972 годов.[262] В 1965 году Санфорд написал предисловие к книге «Утописты: Применение и потребители ЛСД-25», опубликованной издательством Тавистокского института.

Если верить официальным документам, то начиная с 1930 года Фонд Джошуа Мэйси-младшего посвятил себя развитию здравоохранения и избавлению людей от страданий, направляя все свои усилия на поддержку медицинского образования и спонсируя конференции и публикации на эти и родственные темы.[263]

Историк Жан-Пьер Дюпюи так описывает роль Фонда Мэйси в деятельности Кибернетической группы: «Кибернетики были обязаны с самого начала выступить союзниками общественного движения — фактически политического лобби, действовавшего под прикрытием Фонда Мэйси, — стремившегося обеспечить мир во всем мире и всеобщее психическое здоровье посредством странного коктейля психоанализа, культурной антропологии, передовой физики и того нового мышления, которое ассоциировалось с Кибернетической группой».[264]

Корпоративные СМИ успешно промывали массам мозги, заставляя их поверить в то, что Фонд Мэйси и такие деятели, как Лазарсфельд, Винер, Бейтсон, Мид и Эшби, были просто участниками социальных экспериментов, призванных улучшить качество жизни населения через соединение высоких технологий, эволюции и различных социальных наук. В действительности же эти люди были лакеями фондов западных олигархов: Рокфеллера, Джошуа Мэйси, Рассела Сейджа и других.

Менее известно широкой общественности то обстоятельство, что Фонд Мэйси внес в расшатывание социальных устоев Америки больший вклад, чем любая другая организация. «Во время и сразу после Второй мировой войны Фонд Мэйси, работавший на британские секретные службы, коррумпированные подразделения американской разведки и предателей из американского истеблишмента, проводил масштабный социальный эксперимент. Общая цель эксперимента состояла в том, чтобы покончить с неконтролируемым оптимизмом нации, только что выигравшей войну и приступившей к перестройке мира, и перенаправить эту энергию на внутренние дела страны.

Три стадии данного эксперимента оказались настолько успешными, что на сегодня большинство людей считают их некоей “естественной” эволюцией западного общества, а вовсе не противоестественной деформацией, навязанной извне. “Сексуальная революция” конца 1960 — начала 1970-х годов, значительно ускорившая сегодняшний коллапс семьи как ячейки общества, не смогла бы произойти в той форме, в какой она произошла, без спонсорской поддержки, оказанной Фондом Мэйси Грегори Пинкусу из Гарварда, который занимался разработкой и пропагандой оральных контрацептивов. Пинкус изучал процессы воспроизводства, а эксперты по евгенике из Фонда Мэйси исследовали вопрос о том, как бы сделать так, чтобы определенные категории людей перестали размножаться. В 1954 году Фонд Мэйси выделил Пинкусу крупный грант, и в 1955 году тот запатентовал противозачаточные таблетки».[265]

«Фонд Мэйси сыграл ведущую роль в развертывании “психоделической революции” и тем самым помог превратить американский народ, до той поры с подозрением относившийся даже к простому снотворному, в ипохондриков, которые с каждой сменой настроения принимают новые лекарства и пичкают миллионными дозами психотропных препаратов даже маленьких детей. И что, пожалуй, еще важнее, Фонд Мэйси “помог” американцам избавиться от того технологического оптимизма, которым они славились во всем мире, и проникнуться новой вездесущей идеологией “информационной эры”».[266]

Фонд Мэйси и «МК-УЛЬТРА»

Странный коктейль, смешанный Фондом Мэйси в конце 1940 — начале 1950-х годов, был одной из тайных финансовых операций, осуществленных в интересах ЦРУ через Фрэнка Фремон-Смита, директора фонда. Фремон-Смит имел тесные отношения с доктором Гарольдом Абрамсоном, психиатром, связанным с ЦРУ и профессионально сотрудничавшим с Колумбийским университетом и больницей Маунт-Синай, где под прикрытием Фонда Мэйси проводились эксперименты с ЛСД.[267]

Одним из таких деятелей был доктор Льюис Джолион Уэст, тогдашний заведующий кафедрой психиатрии в Калифорнийском университете Лос-Анджелеса и по совместительству директор Нейропсихиатрического института. Уэст был известен тем, что в 1950-е годы по контракту с ЦРУ участвовал в экспериментах в рамках проекта «МК-УЛЬТРА» — в частности, изучал воздействие ЛСД на слонов.

Кроме Абрамсона, многие участники конференций, проводившихся под эгидой Фонда Мэйси, включая Грегори Бейтсона, Маргарет Мид и Курта Левина, в годы холодной войны тесно сотрудничали с правительством США, проводя эксперименты с психотропными наркотиками с целью изучения возможностей их применения в качестве инструмента манипулирования обществом, получившие кодовое наименование «МК-УЛЬТРА».

Еще Одним ключевым участником конференций Мэйси был Дональд Маркуис, психолог из Мичиганского университета. На базе Центра групповой динамики Массачусетского технологического института Маркуис помог организовать фундаментальные исследования, касающиеся психологии пропаганды, природы различных целей, стоящих перед нацией, и роли различных социальных групп. Это вдохновило Лабораторию групповых сетей Массачусетского технологического института на изучение динамики малых групп под руководством Алекса Бавеласа, одного из высокопоставленных советников Управления военно-морской разведки, которое заключило контракт с Массачусетским технологическим институтом в целях организации тайных операций в годы холодной войны. Та же самая лаборатория впоследствии проводила по заказу ЦРУ масштабное исследование методов «принудительного убеждения», которые использовались китайскими коммунистами и стали известны как «промывание мозгов».

Среди прочего Фонд Мэйси «спонсировал исследования в области “клеточной биологии”, которые на самом деле представляли собой анализ методов, используемых в евгенике, или “науке о расах”. Значительные гранты были направлены также на то, что фонд называл “психосоматическими взаимосвязями”, то есть на изучение того, как физиологические изменения влияют на психологическое состояние человека, и наоборот. На самом деле это было прикрытием для клинических исследований в области промывания мозгов».[268]

Фонд Мэйси также оказывал финансовую помощь и информационную поддержку британскому социальному инженеру Уильяму Сарджанту, который в 1957 году опубликовал книгу «Битва за умы» («Battle for the Mind»), ставшую практическим пособием по промыванию мозгов. Сарджант, специалист по шоковым травмам, 20 лет провел в США, где участвовал в проекте «МК-УЛЬТРА» и других тайных операциях по управлению разумом, организованных правительствами США и Великобритании.

Примечания

258. Jeffrey Steinbeig, «From Cybernetics to Littleton: Techniques of Mind Control», EIR, May 5, 2000.
259. Theodor W. Adorno, Else Frenkel-Brunswik, Daniel J. Levinson, The Authoritarian Personality: Study in Prejudice, New York: Harper, 1950. Reprinted by W. W. Norton & Co Inc; Abr Rei edition, 1993.
260. Jeffrey Steinberg, «From Cybernetics to Littleton: Techniques of Mind Control», EIR, May 5, 2000.
261. Там же.
262. Там же.
263. http://www.asc-cvbemetics.org/foundations/historv2.htm.
264. Jean-Pierre Dupuy, Mechanization of the Mind, p. 23.
265. Michael Minnicino, Drugs, Sex, cybernetics, and the Josiah Macy Jr. Foundation EIR, July 2, 1999, Vol 26, number 27.
266. Там же.
267. Фремон-Смит организовал три серии конференций: «Проблемы сознания» (1950—1954), «Нейрофармакология» (1954—1959), «Использование ЛСД в психотерапии» (1956, 1959). Помимо явных научных целей, эти конференции имели и тайную повестку дня, угодную ЦРУ.
268. Michael Minnicino, Drugs, Sex, cybernetics, and the Josiah Macy Jr. Foundation EIR, July 2, 1999, Vol 26, number 27.

.
Приложение для души

.

Leonard Cohen ~ Dance Me To The End Of Love
.

.

Tango Scene ~ Al Pacino ~ Scent of a Woman ~ Movie CLIP (1992)
Leonard Cohen ~ Dance Me To The End Of Love

Lyrics:

Dance me to your beauty with a burning violin
Dance me through the panic ’til I’m gathered safely in
Lift me like an olive branch and be my homeward dove
Dance me to the end of love
Dance me to the end of love

Oh let me see your beauty when the witnesses are gone
Let me feel you moving like they do in Babylon
Show me slowly what I only know the limits of
Dance me to the end of love
Dance me to the end of love

Dance me to the wedding now, dance me on and on
Dance me very tenderly and dance me very long
We’re both of us beneath our love, we’re both of us above
Dance me to the end of love
Dance me to the end of love

Dance me to the children who are asking to be born
Dance me through the curtains that our kisses have outworn
Raise a tent of shelter now, though every thread is torn
Dance me to the end of love

Dance me to your beauty with a burning violin
Dance me through the panic till I’m gathered safely in
Touch me with your naked hand or touch me with your glove
Dance me to the end of love
Dance me to the end of love
Dance me to the end of love