В истории всегда было немало людей, которые использовали террор или угрозу террора в отношении целевых групп населения, преследуя конкретные политические цели. Научное оправдание тирании всегда было привлекательным для элит, потому что создавало удобный повод обращаться со своими подданными хуже, чем со скотом. Евгеника, извращенное учение о том, что люди по своему происхождению делятся на высшие и низшие категории, родилась в 1880—1890-х годах и пропагандировалась двоюродным братом Дарвина Фрэнсисом Гальтоном, Томасом Хаксли, Артуром Бальфуром, семействами Кэдбери и Веджвудов, а также другими стратегами Британской империи конца XIX века, связанными с «Крутым столом» Сесиля Родса и лорда Альфреда Милнера. Они увидели в этом возможность ввергнуть человечество в новое средневековье, используя в своих интересах извращенно-расистскую дарвиновскую эволюционную теорию естественного отбора и разработав на ее основе теорию социального дарвинизма.

В Соединенных Штатах история евгеники начинается с 1904 года, когда выдающийся евгеницист Чарльз Дэвенпорт, финансируемый будущими олигархами Рокфеллером, Карнеги и Гарриманом, основал Колд-Спрингс-Харборскую лабораторию. К 1910 году в Великобритании была создана первая сеть социальных работников, основная задача которых состояла в том, чтобы шпионить и претворять в жизнь стремительно распространявшийся на Западе евгенический расовый культ. Исследования в области евгеники спонсировали не только английские банкиры, финансировавшие Гитлера. В 1920-е годы семейство Рокфеллеров финансировало Институт генеалогии и демографии имени кайзера Вильгельма, который впоследствии стал столпом Третьего рейха.

В конце войны, когда Европа еще дымилась в развалинах, союзники уберегли от преследования тех самых нацистских ученых, которые, как Йозеф Менгеле, замучили до смерти тысячи людей. Нацистское радикальное ответвление евгеники привело в смущение англо-американских правителей, в результате чего «евгеника» и «психическая гигиена» стали ругательными словами. От своих идей эти люди, стремившиеся навязать обществу контроль над ним, не отступились. В 1956 году Британское евгеническое общество приняло резолюцию, в которой говорилось, что «общество должно продолжать заниматься евгеникой менее очевидными методами». Под этим подразумевалось «планирование семьи» и природоохранное движение. Политика установления контроля над обществом не изменилась, а получила новое название, и евгеническая деятельность продолжалась под защитой ООН и связанных с ней организаций. Американские, британские и прочие европейские общества евгеники, эвтаназии и психической гигиены были попросту переименованы и получили такие благозвучные названия, как Британская ассоциация психического здоровья и Национальная ассоциация психического здоровья США, которые впоследствии объединились во Всемирную ассоциацию психического здоровья.

Журнал «Eugenics Quarterly» стал называться «Social Biology», а Американская лига контроля за рождаемостью превратилась в Общество планирования семьи (именно на этой организации сегодня лежит ответственность за массовую депопуляцию Африки). Мало кто знает, что в последние десятилетия в Африке тайно орудуют некоторые из крупнейших организаций, занимающихся гуманитарной помощью, а также американские группы христианских фундаменталистов. Их лозунг «планирование семьи» оборачивается совсем другой стороной, когда начинаешь понимать реальные последствия и далеко идущие цели подобной деятельности. Эта политика планирования семьи очень упорно и энергично поддерживается такими крупными донорами, как правительство США, действующее через различные полугосударственные и международные агентства, наиболее значимыми из которых являются Международная федерация планирования семьи, Фонд ООЦ в области народонаселения и африканское отделение Всемирного банка.

Начиная с 1960-х годов Всемирный банк играл ведущую роль в финансировании мероприятий по контролю над численностью населения: ежегодные расходы со скромных 27 миллионов в 1969—1970 годах возросли до 4,5 миллиарда долларов в 2006 году. Президенты Всемирного банка Юджин Блэк и Роберт Макнамара одно время были членами правления контролируемого Рокфеллером Фонда Форда. «Что еще важнее, политика контроля над народонаселением стала ныне главным условием при выделении займов Всемирным банком и Международным валютным фондом (“программы реструктуризации”)».[269] Условия программы реструктуризации наряду с девальвацией, либерализацией и приватизацией национальной экономики и секторов образования и здравоохранения, как правило, включают и политику контроля над народонаселением.

Бетси Хартман, директор Программы народонаселения и развития в Гемпшир-колледже, придумала для такой политики новый термин — «мальтузианский экофашизм». Она отмечает, что международная помощь в настоящее время концентрируется на усилиях по сдерживанию роста населения в странах Африки, причем планирование семьи становится приоритетом номер один: «Главной целью этих международных программ является как можно более быстрое и эффективное уменьшение роста населения». Как она справедливо отмечает, «в большинстве стран Африки, переживающих трагические гуманитарно-демографические последствия СПИДа, нынешний упор на контроль над ростом народонаселения при недостаточном финансировании системы здравоохранения влечет за собой косвенную “сортировку” населения».[270]

Нет нужды говорить, что Африка не единственный континент, где осуществляется эта жестокая политика. В 1972 году Всемирный банк выделил 21 миллиард долларов для разрешения так называемого «гуманитарного кризиса» в Индии. Реализация этого проекта привела к «насильственной стерилизации миллионов женщин, тысячи из которых погибли».[271]

Общность интересов евгеницистов, нацистов, «зеленых» и энтузиастов единого мирового правительства свела их в стенах тайного «Клуба 1001», в котором состоят самые могущественные семейства Европы, финансирующие тайные мальтузианские операции Всемирного фонда дикой природы в Африке. Одна из таких операций, получившая название «Замок», нацелена якобы на сохранение численности черного носорога в Южной Африке. «Джон Хэнкс, директор африканского филиала Всемирного фонда дикой природы, финансировал группу “отставных” британских десантников, которые занимались борьбой с браконьерами и параллельно разжигали вражду между сторонниками Африканского национального конгресса и партии свободы “Инката” с помощью спланированных диверсий и актов насилия вроде резни в Бойпатонге 18 июня 1992 года».[272] Эта резня вынудила Африканский национальный конгресс уйти с переговоров, которые должны были положить конец эпохе апартеида, обвинив правящую национальную партию в потворстве убийцам.[273] Цель провокаторов заключалась в том, чтобы разжечь кровопролитную гражданскую войну, предотвратить гибель режима апартеида и реинтеграцию ЮАР в мировое сообщество.

Всемирный фонд дикой природы и его террористическое крыло «Гринпис», а также группы их единомышленников — это не просто сумасшедшие, на которых можно не обращать внимания; это ударные отряды олигархии, ведущей войну против человечества. Мальтузианский закон, сходный с проектом резолюции, предложенным на Каирской конференции ООН по народонаселению и развитию в 1994 году, — это демографическая теория роста населения, разработанная в эпоху промышленной революции на основе знаменитого сочинения Томаса Мальтуса «Очерк о законе народонаселения», которое было опубликовано в 1798 году и представляло собой не что иное, как плагиат. Оригиналом же является сочинение венецианского монаха Джаммарии Ортеса «Размышления о населении стран» («Riflessioni sulla popolazione delle nazioni»), опубликованное в 1790 году. Согласно этой теории, численность населения растет быстрее, чем производство продуктов питания. Именно идеи Ортеса послужили основой для проекта резолюции, подготовленного на Каирской конференции ООН по народонаселению в 1994 году.

Большинство людей наверняка найдут все это шокирующим, но культурные герои уходящей эпохи, такие как Маргарет Мид, братья Хаксли и Карл Юнг, главный проповедник «коллективного расового бессознательного», не только из года в год сидели на конференциях бок о бок с нацистскими врачами, виновными в самых ужасающих преступлениях против рода человеческого, но и всем сердцем поддерживали «теории», навлекшие на человечество нацистский холокост. Например, до войны Юнг редактировал «German Journal of Psychotherapy» вместе с доктором М. X. Герингом, родственником Германа Геринга и участником проекта Т4, в рамках которого были подвергнуты эвтаназии 400 тысяч пациентов психиатрических учреждений Германии.

Всемирная федерация психического здоровья

Всемирная федерация психического здоровья являет собой превосходный пример слияния аппарата Рокфеллера, ЦРУ и Тавистока. Риз, антрополог Маргарет Мид, психолог-бихевиорист Лоуренс Фрэнк, директор Фонда Джошуа Мэйси Фремон-Смит и немецкий социолог Макс Хоркхаймер собрались летом 1948 года в Париже и основали Всемирную федерацию психического здоровья. Курт Левин, умерший годом ранее, занимался подготовкой создания федерации через Национальный комитет психической гигиены и базировавшийся в Лондоне Международный комитет психической гигиены, в котором состояло полдюжины членов Кибернетической группы. Оба этих органа контролировали более 4 тысяч специалистов психиатрических «ударных отрядов», как выражался Риз, составлявших сердцевину мирового аппарата социальной инженерии, проникшего в каждую ячейку общества.

Маргарет Мид и Лоуренс Фрэнк, два столпа Кибернетической группы, составили учредительное заявление Всемирной федерации психического здоровья Риза (позднее Мид и Фрэнк сменили Риза на посту президента федерации), которое они назвали «Манифест Первого интернационала». Мид и Фрэнк писали совершенно открыто: «Цели психического здоровья расширились от заботы о развитии здоровой личности до гораздо большей задачи построения здорового общества… Концепция психического здоровья созвучна мировому порядку и мировому сообществу».[274]

В манифесте Всемирной федерации психического здоровья выделяются три основных момента. Во-первых, Риз делал упор на необходимость использования опыта, накопленного психиатрами во время мировых войн, в качестве основы для создания «системы общинных психиатрических клиник, где психиатры могли бы силой назначать»[275] «лечение» крупным группам населения. Еще один ключевой момент в Манифесте связан с необходимостью размещения психиатров на ключевых постах, что позволило бы им играть решающую роль в административных и социальных программах правительства и общества. Как писал в 1974 году журналист-расследователь Л. Маркус, «не приходится удивляться тому, что Джордж Оруэлл написал свой роман “1984” вскоре после короткого знакомства с группой последователей Риза».[276]

Созданная Кибернетической группой в 1948 году Всемирная федерация психического здоровья принадлежала к числу самых отвратительных проектов, организованных ведущими мировыми социологами, психиатрами и антропологами — психиатрическими «ударными отрядами». Первым президентом Всемирной федерации психического здоровья был бригадный генерал Джон Ролингс Риз, директор Тавистокского института, где находился главный британский штаб психологической войны. Карл Юнг был избран на пост вице-президента. Тесную связь со Всемирной федерацией психического здоровья поддерживал также нацистский врач Вернер Филлингер, который в 1950-е годы был приглашен в Белый дом на конференцию по делам детей и молодежи. Как бы ни старались отрицать очевидное сторонники Юнга, факт остается фактом: Юнг неотделим от тех, кого он поддерживал, — Гитлера и нацистов.

Тем временем сразу после окончания войны Джулиан Хаксли продолжал придерживаться евгенических принципов, приведших к массовому убийству немецкими нацистами «расово неполноценных» людей, лишь изменив название их программы принудительного ограничения рождаемости, нулевого экономического роста и массового контроля над сознанием на что-то более политкорректное. В 1946 году Хаксли заявил, что, «хоть и верно, что любая радикальная евгеническая политика в течение многих лет будет политически и психологически невозможной, важно, чтобы в ЮНЕСКО понимали: тщательное изучение евгенических проблем продолжится и исследователи будут держать общественность в курсе событий, чтобы то, что сейчас кажется немыслимым, хотя бы стало мыслимым». В 1974 году Генри Киссинджер, интеллектуально извращенный последователь Хаксли, заявил, что «снижение численности населения должно стать главным приоритетом нашей внешней политики в отношении стран третьего мира».

Хаксли был основателем Британского общества евгеники, первым генеральным директором ЮНЕСКО, который проталкивал идею снижения численности населения и «единой культуры для всего мира», как он сам это называл. Он также являлся ведущим членом Всемирной федерации психического здоровья, руководителем Ассоциации по реформированию законодательства об абортах и основателем Всемирного фонда дикой природы, первым президентом которого стал бывший нацист и один из учредителей Бильдербергского клуба (первое заседание которого состоялось в 1954 году) нидерландский принц Бернард.

Мало кто понимает, что Хаксли представлял интересы социальной прослойки таких кретинов, подобных которым свет не видывал. К их числу принадлежали его дед Томас Хаксли, который своей оголтелой поддержкой дегенеративной теории эволюции Чарлза Дарвина снискал себе прозвище Бульдог Дарвина; его личный наставник и сатанист Алистер Кроули; вышеупомянутый бригадный генерал Джон Ролингс Риз; Бертран Рассел и Герберт Уэллс, чей «Открытый заговор» прозвучал как призыв к установлению мировой фашистско-империалистической диктатуры. «“Открытый заговор” не потому открытый, что раскрывает какие-то секретные планы или разоблачает членов некоего внутреннего круга богатых и знаменитых, которые, согласно популярным заблуждениям, должны окружать себя завесой тайны, чтобы контролировать весь мир. Дело, скорее, в понимании того, что идеи, философия и культура контролируют историю». В эту же компанию следует включить брата Джулиана, Олдоса, прославившегося романом «О дивный новый мир». В книге Олдоса Хаксли население генетически, через применение евгеники и нацистских расовых законов, делится на касты альфа, бета и так далее до синтетически создаваемых эпсилон-идиотов.

С годами «сама Всемирная федерация психического здоровья превратилась в огромный депозитарий психологических портретов и досье на разных лиц, активно использовавшийся в годы холодной войны как психологическое оружие британскими и американскими разведывательными службами. Типичным совместным проектом Всемирной федерации психического здоровья и Фонда Мэйси была Конференция по проблемам здравоохранения и человеческих отношений в Германии, которая проводилась в 1950—1951 годах в виде серии встреч на высоком уровне, призванных убедить немецких социологов, обществоведов и представителей системы здравоохранения в том, что разработанный Франкфуртской школой фальшивый профиль “авторитарной личности” можно и должно использовать в работе с немецкими пациентами».[277]

Устаревшие понятия расовой гигиены и социального дарвинизма были заменены такими новыми терминами, как «трансгуманизм», «контроль над численностью населения», «устойчивое развитие», «охрана природы», «биоэтика» и «энвайронментализм», а общественное мнение, медицинское просвещение и государственная политика подготавливались к отказу от понятия святости человеческой жизни.

Журналист-расследователь Роб Эйнсворт поясняет: «Движение “зеленых” борется вовсе не за охрану природы, как оно пытается показать. Наиболее крупные и влиятельные группы “зеленых” ежегодно получают десятки миллионов долларов финансирования, и это находит отражение в составе их правлений».[278] Все эти движения и организации (от «Международное выживание» до Программы ООН по окружающей среде, от института «Наблюдение за миром» до Международного исследовательского института продовольственной политики, от Института мировых ресурсов до «Гринпис», «Сохранение природы» и базирующегося в Швейцарии Международного союза охраны природы, от Программы развития ООН до Совета по защите природных ресурсов и Фонда защиты окружающей среды) управляются банкирами, менеджерами хеджевых фондов и крупными нефтяными компаниями. Как было сказано в одной из публикаций Римского клуба за 1991 год, «истинным врагом является само человечество».

Трансгуманистическая повестка дня

Еще одной сферой интересов глобалистов является трансгуманизм. Такое наименование было дано идее использования новых технологий с целью улучшения физических и умственных качеств людей. Это щедро финансируемое и хорошо организованное движение ставит перед собой цель заменить на что-то новое все человеческие качества: физиологические, биологические — вплоть до индивидуального образа мышления. Многие люди плохо представляют себе истинную сущность и цели трансгуманистического движения и то, в чем состоит его зло. Ведь они хотят сделать нашу жизнь лучше, разве не так? Или на самом деле речь идет о грандиозном проекте социального контроля?

На самом деле именно такую цель — установление тотального контроля — ставят перед собой Фонд Мэйси и Тавистокский институт. Умение создавать машины, неотличимые от человека, и людей, неотличимых от машины, — это «финальная реализация старой фабианской мечты Герберта Уэллса о “научном мировом порядке”, где все строго и упорядочено, как в дифференциальном уравнении, а такие непредсказуемые вещи, как человеческое творчество, удалены со сцены».[279] Именно такую цель преследовали кибернетические конференции 1940-х годов, и именно такую цель преследует сегодня трансгуманизм.

Трансгуманизм — ультравысокотехнологичная мечта ученых-компьютерщиков, философов, неврологов и многих других специалистов. Предполагается использовать самые передовые технологии в целях совершенствования человеческого тела, разума и всего человеческого опыта. Речь идет о философии, которая поддерживает идею о том, что человечество должно активно самосовершенствоваться и самостоятельно определять направления и темпы собственной эволюции. Трансгуманисты мечтают превратить человека в «постчеловека» — существо, физическое тело и умственные способности которого изменены по сравнению с человеческими настолько, что у него уже нет оснований зваться человеком. Это некая совершенно новая сущность.

Для большинства людей все это звучит как научная фантастика. Мало кто знает о том, что новейшие технологические достижения действительно делают мечту трансгуманистов осуществимой в обозримом будущем. Например, сейчас разрабатываются нейрочипы, то есть компьютерные чипы, которые могут вживляться непосредственно в мозг человека. Конечной целью таких чипов является увеличение человеческого интеллекта в тысячи раз, так что мозг человека, по существу, превращается в суперкомпьютер. Ключевой концепцией трансгуманизма является постоянное эмоциональное благополучие. Этого можно достичь посредством переградуировки центров удовольствия в мозге. С данной целью были предложены фармацевтические средства поднятия настроения, которые являются более чистыми и безопасными по сравнению со старомодными психотропными препаратами.

Цель заключается в том, чтобы заменить все негативные переживания не знающим сомнений удовольствием. Нанотехнологии — главная надежда трансгуманистов. Теоретически они позволяют создавать машины величиной с молекулу. Такие машины могли бы создавать органические ткани в медицинских целях. Использование данных технологий позволило бы значительно увеличить продолжительность жизни людей. Некоторые ученые утверждают, что скоро может появиться возможность жить вечно.

Искусственный интеллект, создание думающих роботов — сфера, тесно связанная с концепцией нейрочипов, соединяющих человека и машину. Появляется все больше предложений дополнять человеческое тело машинными частями и создавать киборгов (этот термин придумал Натан Клайн — психиатр, связанный с ЦРУ и проектом «МК-УЛЬТРА»). В 1960 году в сентябрьском выпуске журнала «Astronautics» вышла статья «Киборги и космос», написанная Клайном в соавторстве с Манфредом Клайнсом, где впервые упоминалось слово «киборг». В контексте проблемы путешествий в глубины космоса авторы обсуждали «кибернетические аспекты» гомеостатических процессов в организме человека, пытаясь найти способ поддерживать космонавтов в состоянии бодрствования на протяжении недель.[280]

Есть такие, кто верит, что человечество полностью сольется с высокотехнологичными машинами путем загрузки индивидуального сознания в виртуальную реальность. И тогда человек будет вечно жить в генерируемой компьютерами реальности, отказавшись от собственного физического тела. В этой вселенской машине интеллект каждого индивида вольется в коллективный интеллект всего человечества в цифровой реальности, и возникнет фактически единая сверхразумная сущность. В данной концепции хорошо просматривается параллель с юнговским «коллективным бессознательным». «Наука только тогда сможет служить интересам человека, когда осознает значение коллективного бессознательного», — писал Юнг. Правда, стоит иметь в виду, что виртуальная реальность не способна реплицировать человеческий интеллект. Искусственный интеллект способен лишь видоизменять человеческое сознание — точно так же, как это делал в 1960-е годы ЛСД.

Бренда Лорел пишет в своей книге «Компьютеры как театр» («Computers as Theatre»), что «компьютеры функционируют согласно аристотелевским принципам логики. Никакой самый сложный алгоритм не может даже приблизиться к имитации человеческого интеллекта, но зато он может создать свой собственный мир согласно определенному набору правил».[281] В заключительных главах «Кибернетики» Винер заявляет о возможности создания в будущем машин, которые способны учиться и воспроизводить сами себя, примерно как киборг Арнольда Шварценеггера в апокалиптическом фильме «Терминатор». Но любые решения, принимаемые такой машиной, могут быть лишь логическим выводом из набора правил и аксиом, заданного теми, кто ее изначально запрограммировал, — и это касается любых компьютеров и логических систем.

Возможности открыть новый универсальный принцип науки не существует, поскольку истинные принципы человеческого познания не ограничиваются рамками того, что мы узнаем в процессе учебы. Как пространно объяснял в своем труде «Гармония мира» Иоганн Кеплер, «в силу уникальной (среди всех живых существ) природы человеческого разума и уникальной способности к познанию человек имеет возможность познавать то, что ранее не было известно, — доступные проверке и доказательству универсальные физические принципы», знание которых повышает наше могущество.

Стремясь нейтрализовать эти уникальные способности человека, параллельный мир юнгианской философии ныне тесно переплетается с идеологией нью-эйдж. Разговоры о коллективном бессознательном в рекламе пива, сериал «Звездные войны», массовое распространение виртуальной реальности — все это умышленно строится на фантастических образах и мистических идеях Юнга. Для этих людей «новые технологии являются тем ключом, который откроет двери восприятия в юнгианский мир сновидений».[282] Однако этот юнгианский «мир сновидений», наглядным проявлением которого служат «Звездные войны», больше похож на повторяющийся кошмар. При этом часто упускается из виду важный эпистемологический вопрос: кажутся ли вам людьми все эти создания из «Звездных войн» и «Властелина колец»? Второй вопрос: каким образом вредит людям юнговский мистицизм? Очевидно, путем дегуманизации образа человека. В этом заключается принцип зла, пронизывающий «виртуальное сознание». Я преувеличиваю? Давайте посмотрим.

«Если генерировать достаточное количество внешних стимулов, которые, воздействуя на наши органы чувств, указывают на существование некоего альтернативного мира, тогда нервная система человека клюет на эту удочку и начинает трактовать подобную имитацию мира как реальность», — говорит Джейрон Ланье из «VPL Research». Кроме того, если технологии виртуальной реальности используются как инструмент промывания мозгов, это может привести к ослаблению того, что фрейдисты называют «супер-эго» — той части личности, которая включает в себя совесть и служит, с одной стороны, основой поиска истины, а с другой — основой уникальной человеческой способности открывать и интегрировать в свою жизнь универсальные принципы. Более того, наука пытается выбить из нас изначально встроенную в нас связь со Вселенной и заменить ее галлюцинациями виртуальной реальности.

Нам говорят, что виртуальная реальность порождает искусственный мир, в котором мы вольны делать что угодно, ни перед кем не отчитываясь за свои действия. Если вы хотите заняться сексом с компьютерным образом соседской собаки, вперед — занимайтесь этим в виртуальном мире. Освобождая наши подавленные фантазии (если верить фрейдистской трескотне), виртуальная реальность порождает новое сознание, где добро и зло переосмысляются. По словам другого известного психопата, Фридриха Ницше, это вселенная, находящаяся за пределами добра и зла. Таким образом, мы получаем свободу творить зло, «не страдая от последствий зла и благодаря этому очищаясь от врожденного желания “быть” злом».[283]

Когда смотришь на физический мир, лишенный всякой универсальной истины и всякой ответственности индивида за совершаемые им деяния, эта фантазийная вершина трансгуманистического мира позволяет ясно увидеть жуткие цели, преследуемые этим движением. «В отсутствие универсальной истины не может быть разума. Если истина погибнет, вместе с ней погибнет вся наша цивилизация».[284]

Трансгуманизм и индустрия развлечений

Еще одна проблема, связанная с трансгуманизмом, состоит в том, что данное движение преследует свои интересы, облекая их в форму развлечений. Примеры этого можно обнаружить в многочисленных голливудских фильмах и телевизионных сериалах, где изображаются различные роботы и андроиды. Зачастую сюжет строится так, что зритель испытывает симпатию к роботу и очень переживает, когда, скажем, человек «убивает» робота. Стоит также отметить, что почти всегда человек изображается как причина «страданий» робота.

Рассмотрим в качестве примера фильмы «Терминатор» и «Короткое замыкание», где роботы изображаются как высоконравственные и достаточно эмоциональные существа, что делает их очень похожими на людей. В результате зритель проникается симпатией и сочувствием к ним.

Как же это связано с музыкальной индустрией?

Вселенная, по существу, состоит из частиц вещества, вибрирующих на различных частотах. В связи с этим можно сказать, что она состоит из звуков — и люди в том числе. Звуки широко используются как терапевтическое средство, поскольку способны менять психическое и физическое состояние человека.

Музыка активизирует практически каждый участок мозга. Лимбическая система активизируется всякий раз, когда мы испытываем что-то приятное. Та же самая сеть нейронов включается, когда мы слушаем музыку, которая нам нравится. Эти нейроны помогают модулировать уровни нейротрансмиттера дофамина в мозге. Дофамин — один из тех нейротрасмиттеров, которые поднимают настроение. Поэтому, когда вы слушаете музыку, которая вам нравится, это приводит к изменению химического состава мозга. Вот почему трансгуманисты так активно используют музыкальную индустрию в своих интересах. Когда активизированы практически все участки вашего мозга, вы становитесь особенно восприимчивыми к психологическим атакам — в данном случае со стороны любимых исполнителей.

Есть масса примеров того, как музыкальная индустрия служит интересам трансгуманизма. Взгляните хотя бы, как Рианна исполняет песню «Rude Воу». На сцене мы видим танцующих роботов, которые никак не связаны с содержанием песни. Цель этого действа — научить зрителей относиться к роботам как к живым, разумным существам. Вся идея трансгуманизма как раз в том и состоит, чтобы на людей смотрели как на неодушевленные предметы, а высокотехнологичные машины уподобляли людям.

Сюжет для книги: «Бог сингулярности выпрыгивает из компьютера, чтобы похитить человеческую расу. Маги-математики из британской разведки своими расчетами загоняют демонов обратно во тьму, а нас загружают в счастливую вечность».[285] «Бог» — это на самом деле искусственный интеллект, одно из множества явлений постчеловеческого мира, миметических субкультур, которые стремительно выходят на поверхность и о существовании которых большинство людей даже не подозревают.

На обложке известного журнала мод мы видим стройную молодую женщину, обнимающую робота, который многозначительно смотрит ей в глаза. Вот что такое сексуализирующие технологии. Речь здесь идет не об улучшении человеческой расы, а о манипулировании человеческим сознанием. Цель подобной манипуляции — сделать так, чтобы люди больше не считали себя людьми, а относились к себе лишь как к винтикам какой-то огромной машины. Дегуманизируя человеческий род, мы сами становимся себе врагами. Возможно, вы этого не осознаете, но Тависток уже давно использует Голливуд и музыкальную индустрию как два наиболее могущественных инструмента массового промывания мозгов и изменения исторической парадигмы общества. Когда вы в следующий раз увидите всезнающую ухмылку тавистокского дегенерата, вспомните, о чем он думает.

Примечания
269. Martin, Guy, The West, Natural Resources and Population Control Policies in Africa Historical Perspective, Journal of Third World Studies. Spring 2005, p. 16—18.
270. Hartmann, Betsy, Cross Dressing Malthus, ZNet Commentary, Sept 23, 1999.
271. Elizabeth Liagin, Excessive Force: power, politics and population control, Information Project for Africa, 1996.
272. The Coming Fall of the House of Windsor, The New Federalist, 1994.
273. Boipatong Massacre. ANC 1992-06-18. http://www.anc.org.za/ancdocs/pr/1992/pr0618.html. Retrieved 2007-04-28.
274. Jeffrey Steinberg, «From Cybernetics to Littleton: Techniques of Mind Control», EIR, May 5, 2000.
275. Michael Minnicino, Low Intensity operations: The Reesian Theory of war, Campaigner, April 1974.
276. Там же.
277. Michael Minnicino, Drugs, Sex, cybernetics, and the Josiah Macy Jr. Foundation EIR, July 2, 1999, Vol 26, number 27.
278. Rob Ainsworth, The New Environmentalist Eugenics: Al Gore’s Green Genocide, March 30, 2007, EIR.
279. Michael Minnicino, Drugs, Sex, cybernetics, and the Josiah Macy Jr. Foundation EIR, July 2, 1999, Vol 26, number 27.
280. Chris H. Gray ed., The Cyborg Handbook (New York: Routledge, 1995). В Советском Союзе программа подготовки космонавтов в значительной мере находилась под контролем Совета по кибернетике. См. Slava Gerovitch, «New Soviet Man’ Inside Machine: Human Engineering, Spacecraft Design, and the Construction of Communism», in Greg Eghigian, Andreas Killen, and Christine Luenberger (eds.), The Self as Project: Politics and Human Sciences (Chicago: University of Chicago Press, 2007).
281. Lonnie Wolf, Turn off your TV, The New Federalist, p. 91—92.
282. Lonnie Wolf, Turn off your TV, The New Federalist, p. 87.
283. Lonnie Wolf, Turn off your TV, The New Federalist, p. 84.
284. Там же.
285. RU Sirius & Paul McEnery, The Reluctant Transhumanist, h+Magazine, April 1, 2009.

Введение

Тавистокский институт. Гл. 6. Франкфуртская школа

Тавистокский институт. Глава 7. НАУЧНАЯ ФАНТАСТИКА И ТАВИСТОКСКИЙ ИНСТИТУТ