Поэт Двенадцатого года

Исполняется 240 лет со дня рождения Сергея Марина – первого барда русской армии

Мари́н Сергей Никифорович (1776-1813).  О.А. Кипренский, 1812

Мари́н Сергей Никифорович (1776-1813). О.А. Кипренский, 1812

Дмитрий Шеваров

…И так, друзья, схватясь руками

Вокруг вечернего стола,

Мы клятву подтвердим сердцами:

Друг друга охранять от зла.

Сергей Марин, 1807 г.

19 марта 1814 года Париж впервые услышал “Преображенский марш” – русская армия входила в столицу Франции. Наши солдаты лихо распевали пророческую песню, написанную еще в 1805 году:

За французом мы дорогу

И к Парижу будем знать,

Зададим ему тревогу,

Как столицу будем брать…

За год до взятия Парижа автор слов “Преображенского марша” дежурный генерал 2-й Западной армии Сергей Никифорович Марин скончался от старых ран под Петербургом и был с воинскими почестями похоронен на Лазаревском кладбище Александро-Невской лавры. Поэту было тридцать семь лет.

С кем сравнить Сергея Марина в близком нам времени? Наверное, с Владимиром Высоцким. Веселые и хлесткие сатирические стихи Марина, как и песни Высоцкого, жили вне официальной литературы и при этом были невероятно популярны. Марин нигде не публиковался, но его стихи знал весь генералитет, его остроты повторяли министры, а профессиональные и человеческие качества Сергея Никифоровича высоко ценил Александр I.

Как и в песнях Высоцкого, в стихах Марина было яркое мужское начало. Это была поэзия бесстрашная, а порой и бесшабашная.

В армии служили несколько поколений Мариных – с тех самых пор, как в начале XVI века из княжества Сан-Марино перешел на русскую службу некий Паоло Гедруант. Выговорить сложную фамилию выходца из Сан-Марино никто толком не мог, так и появился в России род Мариных.

Ударение в фамилии Марин – на последнем слоге. Говорят, что Сергей Никифорович при перекличках на плац-парадах даже не откликался, если его фамилию выкрикивали неправильно.

Родился Марин в Воронеже. В 1790 году отец отвез четырнадцатилетнего Сергея в Петербург и определил его в лейб-гвардии Преображенский полк.

Начинал Марин с любовных стихов. В них не было обычных для той галатной поры сентиментальности. Это были искрометные послания, полные лихости и озорства. И кажется логичным предположить, что их автор – красавец и герой – был счастлив в любви.

Но Марину так и не пришлось узнать, что такое домашний уют, жизнь тихая, семейственная. Походам, войнам и сражениям не было конца. В Аустерлицком сражении Марин получил несколько ранений: картечью в голову, в левую руку навылет и двумя пулями в грудь. Одна пуля так и осталась в груди. Доктора признавали чудом то, что он не только выжил, но продолжил служить Отечеству.

Марин стал легендой задолго до 1812 года. Когда он наезжал в Москву, встречи с ним искали не только молодые офицеры, знавшие наизусть его стихи, но и завсегдатаи литературных гостиных. Константин Батюшков сообщал Гнедичу о встрече с Мариным как о важном событии: “В Москве был Марин. Он не пьет шампанского, а пишет стихи…” Батюшков помнил ранние строки Марина:

Шампанское – и дай мне руку!

Вели стаканы нам налить.

Забудем горести и скуку

И станем мы любить и пить…

Как знакома нам эта гусарская интонация! Где же мы ее слышали? Конечно, у Дениса Давыдова в его знаменитом “Гусарском пире”:

Ради бога, трубку дай!

Ставь бутылки перед нами!

Всех наездников сзывай

С закрученными усами…

От начала до конца это стихотворение Давыдова – подражание Сергею Марину. Именно Марин одним из первых оценил талант корнета Давыдова и всячески способствовал распространению его стихов в списках. Но вот загадка: Дениса Давыдова мы помним, а о Марине мало кто слышал.

Возможно, одна из причин в том, что Марин не издал при жизни ни одного сборника, да и вообще не заботился о том, чтобы его произведения стали известны потомкам. Он хорошо знал цену ратной славе, а вот к славе на Парнасе не стремился.

И все-таки слава у него была – короткая, как свечение кометы, явившейся на небе в канун войны 1812 года.

Несколько лет назад в Государственный музей А.С. Пушкина поступил домашний альбом семьи Мариных. Альбом принадлежал Евгению Никифоровичу Марину, брату Сергея Марина. Среди рисунков, памятных записей, стихов и засушенных цветов оказалась страница с молитвой Пресвятой Богородице. Она оформлена с такой любовью, что становится ощутимым вложенное в эту работу вера и упование. Возможно, что эта молитва передавалась из поколение в поколение и была вместе с Сергеем Мариным в походах и сражениях.

На соседней странице альбома – изысканный акварельный рисунок. На нем изображена спокойная река, на берегу, среди дубрав и полей, виднеется светлый дом. Очевидно, те идеальные пенаты, о возвращении в которые мечтает израненный воин.

Возможно, еще много удивительных открытий таит в себе домашний альбом семьи Мариных, поступивший недавно в собрание Государственного музея А. С. Пушкина в Москве. Фото: предоставлено пресс-службой Государственного музея А.С. Пушкина.

 

Из стихов Сергея Марина

 

Год кончился – но все ль напасти

Пройдут с его последним днем?

Престанут ли держать нас страсти

Под тягостным своим ярмом?

Исправятся ль народов нравы,

Прервутся ли войны кровавы,

Грабеж, убийство, плач и стон?

Дождемся ль мы

Астреи царства,

И на развалинах коварства

Воздвигнет ли свой

правда трон?

Ах! нет, друзья, и мы напрасно

Толкаться будем к счастью

в дверь.

Веков с начала солнце красно

Сияло, точно как теперь…

* * *

...Чтоб знать вернее, что есть свет.

Бродил довольно по России,

Шатался и в края чужие,

Ученых многих вопрошал,

Занявшись прозой и стихами,

Искал я правды с мудрецами,

Но труд и время потерял.

* * *

Так друг наш – с нами разлучаясь,

И славою войны прельщаясь,

Нас вспомнит в дальней стороне.

Средь пуль, бомб, ядер и картечи,

Среди смертей, среди увечий

Есть чувство дружбы на войне.

Ист.

Создатель легендарного марша

Елена Черных

240 лет назад родился участник войны с Наполеоном, наш земляк Сергей Марин1. Современники его знали не только как храброго офицера, но и талантливого поэта. Это он написал стихи к легендарному «Преображенскому маршу», под который российские войска триумфально вошли в Париж в 1814 году…

Выпускник Главного народного училища

Сергей Марин появился на свет 29 января (по новому стилю) 1776 года, в старинной дворянской семье. Его отец Никифор Михайлович, в молодости прошедший несколько военных кампаний, был крупным чиновником в воронежском губернском аппарате. Воспитанием мальчика занимались гувернеры, затем он продолжил образование в Главном народном училище. Так уважительно в Российской империи именовали учебные заведения, ставшие прообразом гимназий. Сергей изучал здесь грамматику, арифметику, геометрию, историю и прочие предметы, а когда ему исполнилось 14 лет, отец определил его на воинскую службу в Петербург.

Временно разжалованный в рядовые

Марин поступил в элитный лейб-гвардии Преображенский полк, в роту старого боевого товарища Никифора Михайловича. В 1797 году молодой человек получил унтер-офицерское звание, но вскоре был разжалован в рядовые по личному приказу Павла I. Императора, известного своей любовью к муштре, возмутило «нестроевое поведение» гвардейца. Дело в том, что тот оступился во время парада и этот промах не ускользнул от внимания педантичного царя. Через полгода монарх смилостивился и Сергею вернули чин. Случай вдохновил дерзкого юношу на сочинение памфлета, который распространялся в войсках «самиздатовским способом» и был очень популярен в армейской среде. Бог весть, чем бы закончилась для нашего героя эта история, но в 1801 году Павел I был убит в результате заговора.

Особая миссия царского адъютанта

В начале XIX столетия мир столкнулся с имперскими амбициями Бонапарта, возвысившегося на волне Великой французской революции. Европейские монархи пытались остановить его. Это вылилось в антинаполеоновские войны 1805 – 1807 годов, в которых принимал участие и Сергей Марин. В битвах под Аустерлицем и Фридландом он получил тяжелые ранения, но едва залечив их, снова вернулся в строй. За ратные заслуги отважный гвардеец был отмечен золотой шпагой с надписью «За храбрость», орденом Святого Владимира 4-й степени и другими наградами.
Воинская доблесть Марина не осталась незамеченной в верхах. В 1807 году наш герой был назначен флигель-адъютантом* самого Александра I. Во время переговоров, связанных с заключением мира с Наполеоном**, он был направлен в Париж, где лично вручил Бонапарту депешу от императора.

«Каждый воин дух геройский среди мест сих доказал…»

В этот период Марин прославился не только своими ратными подвигами, но и поэтическим творчеством. Он стал автором текста к маршу Преображенского полка, история которого восходит к петровской эпохе.*** Строки, написанные боевым офицером, вдохнули в мелодию новую жизнь. «Каждый воин дух геройский среди мест сих доказал, и как славны наши войски целый свет об этом знал», – эти слова стали настоящим гимном армии. С ним наши солдаты, разгромившие Бонапарта, вошли в марте 1814 года в Париж. Вот только сам Сергей Никифорович до этого не дожил…

Личный приказ императора

Во время Отечественной войны 1812-го наш герой состоял дежурным генералом**** 2-й Западной армии князя Петра Багратиона. Однако позже у него открылись старые раны, и он был вынужден выйти в отставку. За военные заслуги, по инициативе командующего, Сергей Никифорович был представлен к ордену Святого Владимира 3-й степени. Марин не успел его получить – в феврале 1813 года он скончался. Однако по личному распоряжению императора художник Орест Кипренский написал портрет ушедшего из жизни офицера, где изобразил его с этой наградой2.

«Иззябну, изобьюсь – но к вам в Воронеж буду…»


После кончины Сергея Никифоровича осталось внушительное литературное наследие, в которое входят стихи, романсы, басни, шуточные оды, пародии, эпиграммы, переводы известных зарубежных авторов. Эти произведения пользовались огромной популярностью у современников, хотя при жизни почти не публиковались – они ходили в народе в рукописных списках. Темы он поднимал самые разные, но по большей части балагур Марин был известен как поэт-сатирик.
Нашел в его творчестве отражение и город детства, куда он стремился попасть всякий раз, как только выпадала такая возможность. В одном из писем товарищу Марин писал: «Тогда-то, милый друг, увижусь я с тобой, и трудности пути и холод позабуду. Иззябну, изобьюсь – но к вам в Воронеж буду…»

* Офицер в свите государя, выполнял специальные военные поручения.
** Речь о компромиссном Тильзитском мире, который оказался недолгим. В 1812 году Наполеон вторгся в Россию.
*** Музыку к маршу, скорее всего, написал в XVIII веке один из военных капельмейстеров, имя которого до нас не дошло.
**** В обязанности дежурного генерала входил контроль над исполнением приказов высшего командования.

Русские богатыри


Братья Сергея Марина, как и он сам, посвятили себя службе Отечеству. Один из них – Аполлон Никифорович служил в лейб-гвардии Финляндском полку и стал автором очерка, посвященного его истории. Его же перу принадлежит сборник «Русские богатыри», где описан ход известных сражений Отечественной войны 1812 года. После отставки он проживал в своем имении в Подгорном под Воронежем, где открыл школу для крестьянских детей. В нашем городе есть улица Братьев Мариных.

В произведениях Толстого и Пушкина


В числе друзей Сергея Марина были Иван Крылов, Денис Давыдов, Петр Вяземский. Его имя упоминается в романе «Война и мир» Льва Толстого и стихотворении «Скажи, парнасский мой отец» Александра Пушкина.

 

1. Статья позаимствована с портала «Галерея Чижова», Воронеж – родина С.Н. Марина. VA
2. По информации из Википедии на портрете Сергей Никифорович изображён с орденом Святого Владимира 4-й степени и золотой медалью «Земскому войску» 1807 года на георгиевской ленте. VA

Ист.

Приложение

ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ МАРШ
(вариант наполеоновских войн)

Музыка неизвестного автора
Слова Сергея Марина

Пойдем, братцы, за границу
Бить Отечества врагов.
Вспомним матушку-царицу,
Вспомним, век ее каков!

Славный век Екатерины
Нам напомнит каждый шаг,
Те поля, леса, долины,
Где бежал от русских враг.

Вот Суворов где сражался!
Там Румянцев где разил!
Каждый воин отличался,
Путь ко славе находил.

Каждый воин дух геройский
Среди мест сих доказал
И как славны наши войски
Целый свет об этом знал.

Между славными местами
Устремимся дружно в бой!
С лошадиными хвостами
Побежит француз домой.

За французом мы дорогу
И к Парижу будем знать.
Зададим ему тревогу,
Как столицу будем брать.

Там-то мы обогатимся,
В прах разбив богатыря
И тогда повеселимся
За народ и за Царя.

1805

Музыка “Преображенского марша” создана еще при жизни Петра I, по всей видимости, одним из военных капельмейстеров, став первым и самым популярным маршем. К концу XIX века он стал главным маршем уже не только знаменитого Преображенского полка, шефами которого были все российские императоры, но и всей русской армии. После февраля 1917 года его стали исполнять как гимн вместо “Боже, Царя храни!” После Октября 1917 года его упразднили, но в Добровольческой армии “Преображенский марш” продолжал оставаться гимном.

Знамя Преображенского полка

Знамя Преображенского полка

Удивительна судьба музыки «Марша Лейб-гвардии Преображенского полка» – таково официальное его название. Марш один из самых старых и известных (наравне с «Прощанием славянки») русских военных маршей. Преображенский полк, основанный в 1691 году Петром I — один из старейших и элитных полков русской армии. Общепринятое мнение гласит, что его марш был создан еще при жизни Петра неизвестным композитором. Распространенное дореволюционное название — «Марш Петра Великого» или «Петровский марш». Марш «стал общим для всей русской армии. Четкость и скорость темпа (120 шагов в минуту) делали его незаменимым при военных походах и парадах. Однако марш исполнялся и в дни юбилеев побед в Северной войне, в дни тезоименитства царя, в день коронации Екатерины I. Таким образом, Преображенский марш выполнял функции светского гимна на парадах, торжественных выходах царских особ, на посольских приемах… К концу XIX в. Преображенский марш в качестве музыкальной эмблемы элитного Преображенского полка стал главным маршем России. Кураторами (шефами) полка были все российские императоры, поэтому он всегда исполнялся в таких торжественных случаях, как, например, открытие памятника императору, других воинских церемониях в течение всего XIX — начала XX в.»

Многие страны использовали и используют марш (Германия, Испания,  др. страны). Особенно он распространён в войсках Великобритании (в т.ч. исполняется на дне рождения королевы).

Существует масса переработок и аранжировок марша.

Приложение, цифровые примечания, рисунок флага, “судьба марша” (ист. Википедия) подобраны нами. VA