Куда ведет подземный ход

Сергей Глезеров

Летний дворец раскрывает свои секреты

Летний дворец. ФОТО Александра ДРОЗДОВА

Летний дворец. ФОТО Александра ДРОЗДОВА

В рамках возвращения Летнему саду облика XVIII века идет реставрация Летнего дворца Петра I – в будущем году он распахнет двери для широкой публики. Уже почти век он является объектом изучения. Однако, как уверен ведущий научный сотрудник НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства кандидат искусствоведения Андрей УХНАЛЕВ, давно занимающийся исследованием этого старейшего уголка города, Летний дворец до сих пор хранит много тайн.

– Андрей Евгеньевич, некоторые исследователи утверждают, что дворец был возведен ровно на том месте, где стоял усадебный дом шведского сановника фон Коноу…

– Берусь утверждать, что это не так. Его дом стоял на месте нынешней центральной аллеи где-то у Гербового фонтана. Шведские дворяне не стали бы строиться у воды: они выбирали места повыше и посуше. А Петр питал любовь к морю и всему с ним связанному. Более того, царю очень нравилось островное расположение мест его времяпрепровождения. Ведь Летний дворец стоял фактически на острове – настолько, что на первых порах в него даже нельзя было войти с суши.

Исследователи постоянно встречают следы личного пристрастного, а часто и деспотичного участия Петра I в процессе проектирования дворца. Письма царя с его указаниями являются чуть ли не единственными документами по строительству этого здания. Причем царь нередко допускал такие неправильности, каких не допустил бы архитектор-профессионал. Но Петра его архитектурное реноме совершенно не беспокоило.

Первоначальный проект здания разработал Доменико Трезини. Проектирование велось «от плана», составленного самим Петром. Однако царь, по всей видимости, был не доволен маловыразительными фасадами и, когда в новую столицу приехала европейская знаменитость – архитектор Шлютер, сразу же поручил ему переделку, дабы придать внешнему облику дворца более нарядный и представительный вид. В частности, Шлютер разместил на фасадах 28 прямоугольных барельефов…

– Существует представление, что Летний дворец дошел до нас с петровских времен почти в первозданном виде. Это так?

– Действительно, еще с начала XIX века дворец почитался как подлинное мемориальное место, и сложилась прочная традиция, когда комнаты дворца безоговорочно воспринимались как подлинные места жизни и деятельности Петра. Ученые всерьез писали о бытовом аскетизме Петра и стоическом отказе от роскоши на основании того, что «подлинные» интерьеры его личного дома имеют беленые гладкие стены и потолки и прочие подобные черты небогатого бюргерского жилища.

Между тем в 1820 году обветшавший дворец капитально отремонтировали, и многие элементы первоначальной петровской отделки были уничтожены. Но даже после этого романтический пиетет к петровской реликвии оказывался сильнее научного подхода.

Например, во дворце есть токарная. Однако в действительности при Петре в Летнем дворце никаких станков не было. Настоящая токарня помещалась в пристройке к галерее возле гаванца. А название закрепилось за комнатой в «музейное» время, когда в ней экспонировались знаменитые нартовские станки. Еще в 1920-х годах эту комнату называли кофейной – видимо, по причине ее соседства со столовой и поварней. На самом деле нынешняя токарная – это личный рабочий кабинет Петра…

Он рассматривал этот дворец исключительно как личное пространство, изначально не рассчитанное не только для приемов, но и вообще для показа. Хотя известно, что Петр приглашал сюда польского посла, да и ближайшие сподвижники царя бывали здесь.

Вообще же, сколько бы нового о Летнем дворце мы ни узнавали, вопросы только множатся, особенно в отношении его внутренних перепланировок. Археологи, изучающие конструкции дворца, постоянно сталкиваются с загадками. К примеру, одной из них была обнаруженная арка под полом спальни. Сегодня разгадка есть: это результат перепланировки этой части дворца, сделанной Шлютером. Кабинет царя расширили за счет спальни, чтобы разместить в нем ветровой прибор. Это устройство совмещало часы и указатели направления и силы ветра. Он был заказан в Дрездене лично Петром в 1712 году.

– Одна из глав вашей книги «Летний дворец и Летний сад в царствование Петра I», недавно вышедшей в свет, называется «Подземные сооружения». О чем идет речь?

– Под Летним дворцом существуют подземные ходы, сооруженные одновременно с самим зданием. Назначение прозаическое: это канализационный коллектор – сводчатый кирпичный тоннель высотой около 160 см, шириной около 150 см. В настоящее время дно подземелья, которое уже не менее двух столетий не используется по назначению, покрыто слоем грунта. Раскопок там не производилось, поэтому неизвестно, имеет ли дно коллектора вымостку и какова истинная высота канала.

Когда стена дворца непосредственно соприкасалась с водами Невы, канал выходил прямо туда. В 1715 году перед дворцом построили каменную набережную, реку отодвинули на несколько метров, и коллектор продолжили под набережной. В начале 1960-х годов к зданию прокладывали теплотрассу и трубы ввели внутрь как раз через старый подземный канал. При этом часть коллектора была разрушена.

В коллектор сливалась вода из поварни, а также туда поступали нечистоты из нужников, сделанных еще в петровское время. Всего их было шесть – по три на этаж. Они сохранились. Это обыкновенные сельские рундуки.

С подземным хозяйством дворца связана еще одна загадочная находка – люк, ведущий из кабинета Петра (тогда это была часть спальни) в коллектор. В свое время реставратор Александр Гессен выдвинул версию, что это был… мусоропровод. Едва ли: кто же валит сухой мусор в канализацию? Все это осядет на дне канала, чистить придется. Чтобы выносить мусор, есть прислуга. Мое предположение: люк устроили для того, чтобы на ночь ставить над ним стульчак. В этом есть здравый смысл, хотя доказать это утверждение невозможно.

– Известно, что специалисты считают Летний дворец новым словом русской строительной техники и технологии…

– Да, действительно. Его интересной конструктивной особенностью были заложенные в кладку стен на уровне перекрытий деревянные балки – таким образом здание получало прочный внутренний каркас. Причем такие же конструкции применяли тогда же в Меншиковском дворце и петергофском Монплезире.

Вообще же сейчас одиноко стоящий Летний дворец смотрится чуть ли не садовым эрмитажем. При Петре все было иначе: дворец был частью большого комплекса сооружений. Ведь маленький дворец не мог обойтись без служб – кухонь, кладовых, комнат для чинов свиты, приживальцев, слуг, гребцов. Все это находилось в людских покоях рядом с дворцом вдоль Фонтанки. Их начали строить в 1709 году, на год раньше дворца. Кстати, именно в людских покоях были размещены первые коллекции редкостей, собранные Петром и давшие начало Кунсткамере. Здание покоев разобрали в 1780 году, когда возводили гранитную набережную Фонтанки.

Ист.

Приложение

Петровский Петербург

.

.

В подборке плей-листа 21 видео и почти треть посвящена Летнему саду.