Почему Красная армия не смогла отразить удар агрессора

Сергей Глезеров

В последние дни перед 22 июня советские пограничники фиксировали подозрительные движения по ту сторону границы, но выполняли приказ: «Не поддаваться на провокации».

В последние дни перед 22 июня советские пограничники фиксировали подозрительные движения по ту сторону границы, но выполняли приказ: «Не поддаваться на провокации».
ФОТО Семена ФРИДЛЯНДА, 1941 г. www.waralbum.ru

Сегодня – 75-я годовщина начала Великой Отечественной войны. До сих пор нет четкого и однозначного ответа на вопрос: почему нападение фашистской Германии застало нашу страну врасплох? Историки, используя документальные источники и свидетельства очевидцев, ожесточенно спорят о причинах поражений Красной армии в первые месяцы войны. Объяснить, что же все-таки тогда произошло, пытается и наш сегодняшний собеседник – доктор исторических наук, профессор Военной академии материально-технического обеспечения имени генерала армии Хрулева, полковник запаса Евгений БОЧКОВ.

– Евгений Анатольевич, в советской историографии традиционно говорилось о том, что германские войска на момент нападения на Советский Союз имели многократное превосходство над Красной армией…

– Да, вы правы, но документы, рассекреченные в последние годы, позволяют взглянуть на это утверждение несколько иначе.

В 1992 году коллектив авторов Института военной истории Министерства обороны под руководством генерал-майора Виктора Неласова подготовил труд «1941 год – уроки и выводы». В нем впервые были достаточно полно представлены все данные по соотношению сил. Их подтверждает и 12-томный академический военно-исторический труд «Великая Отечественная война 1941 – 1945 годов», изданный в 2011 – 2015 годах.

Картина получается следующая: для войны против СССР Германия и ее союзники сосредоточили 182 дивизии и 19 бригад (из них 153 дивизии и 3 бригады немецкие, остальные – финские, румынские, венгерские), более 47 тыс. орудий и минометов, около 4 тыс. танков, около 5 тыс. самолетов. Общая численность личного состава – около 5 миллионов человек. По последнему показателю Красная армия действительно значительно уступала. По состоянию на 22 июня в западных военных округах СССР проходили службу 2 миллиона 583 254 человека (вместе с военнослужащими запаса, призванными на сборы), то есть практически в два раза меньше, чем в группировке вермахта.

Надо иметь в виду, что немецкая армия к моменту нападения на СССР была отмобилизована и развернута до штатов военного времени. Советские дивизии, даже те, что находились в приграничных округах (дивизии прикрытия государственной границы), содержались по штатам мирного времени. В них были укомплектованы только основные воинские специальности, а части тылового обеспечения имели некомплект. Укомплектованность дивизий первого эшелона составляла не более 80%, а соединений и частей второго эшелона – 50 – 60% от штатной численности.

В то же время по другим показателям Красная армия на Западном театре военных действий превосходила противника: по танкам – в 3,5 раза (12 378 танков), по артиллерии – в 1,1 раза (52,4 тыс.), по самолетам – в 1,5 раза (7133).

– Самое большое соотношение в нашу пользу было по танкам. А насколько наш танковый парк был современным для того времени?

– Тактико-технические характеристики наших легких танков БТ или Т-28, которыми в большинстве были укомплектованы дивизии в приграничных округах, вполне сопоставимы с теми машинами, с которыми Германия начала войну. Выпуск средних и тяжелых танков Т-34, КВ-1 и КВ-2 еще только налаживался.

Однако техническое состояние нашего танкового парка было плачевным. Неласов приводит данные о том, что исправных машин в западных военных округах было не более 27%. Дело в том, что большая часть танков старых образцов была выпущена в середине 1930-х годов. За это время они эксплуатировались на учениях, принимали участие в боевых действиях в Советско-финляндской войне, в так называемом освободительном походе на Западную Украину и Западную Белоруссию. И все они требовали среднего и капитального ремонта.

Кроме того, уровень подготовки танкистов оставлял желать лучшего. Так, например, для обучения экипажей танков стрельбе из пушки тогда на одну машину выделялось всего шесть снарядов. А механики-водители за все время своей службы имели опыт практического вождения танков всего два-четыре часа.

Значительная часть личного состава танковых войск – красноармейцы, служившие по призыву, – были в основном колхозниками. С техникой они были почти не знакомы, ведь основным транспортом в деревне по-прежнему оставалась лошадь. В то время как в Германии технический уровень подготовки населения был все-таки значительно выше. Поэтому сроки обучения танкистов вермахта были более короткими, результаты – более высокими, чем в Красной армии. Это тоже необходимо признавать.

Что касается самолетов… Немецкие по тактико-техническим характеристикам превосходили наши. Кроме того, уровень подготовки основной массы советских летчиков, как и танкистов, был невысокий. Одна из причин в том, что не было возможности обеспечить достаточный налет часов. А почему? В стране не хватало высокооктанового бензина. Мы производили его не так много, поэтому вынуждены были закупать за границей – в США. А потом нам этот канал перекрыли: как известно, после начала Советско-финляндской войны наша страна была объявлена агрессором, исключена из Лиги Наций, а США наложили эмбарго на поставку нам продукции военного назначения…

Особенно важно: Германия, чтобы усилить удар, сосредоточила в первом стратегическом эшелоне 80% своих сил и средств. Это 130 дивизий, 8 бригад, 3350 танков, более 38 тыс. орудий и минометов. Во втором эшелоне немцы оставили минимум. Распределение сил и средств Красной армии было несколько иным: две трети находилось в первом эшелоне. При этом наши войска были распределены вдоль государственной границы практически равномерно. Это позволяло агрессору создавать численное превосходство на участках прорыва.

Успеху вермахта способствовало и грамотное с военной точки зрения оперативное построение войск. Германская армия наступала на трех стратегических направлениях: группа армий «Север» наносила удар на Прибалтику и Ленинград, группа армий «Центр» – на Москву и группа армий «Юг» – на Киев. Боевой порядок дивизий и полков был, как правило, в один эшелон с выделением небольшого резерва. На направлениях главных ударов немецкое командование создавало 4 – 6-кратное превосходство в силах и средствах.

В полосе наступления выбирались конкретные участки для прорыва, как правило, четыре – шесть километров в ширину. Там немцы сосредотачивали от четырех до шести дивизий. Им противостояло не больше одной советской.

Задача, которую поставило командование вермахта, – разгромить Красную армию в приграничном сражении, не дать ей отойти в глубь территории. Поэтому такой мощный удар и, собственно говоря, одна из причин, что в первые месяцы войны Красная армия потерпела такие серьезные неудачи. Натиск был неожиданным и очень сильным…

– Мощным – понятно. Но почему неожиданным? Наша разведка ведь постоянно докладывала о подготовке Германии к войне, называла даже дату и точное время. Знали ли Сталин и высшее руководство Советского Союза о том, что Германия готовится напасть на СССР именно в эти сроки?

– Информация о подготовке Германии к войне поступала высшему военно-политическому руководству СССР из разных источников. Интересная особенность: если донесения разведки наркомата внутренних дел были более тревожные и носили более объективный характер, то донесения разведуправления Красной армии фильтровались ее начальником Голиковым. Он прекрасно знал: Сталин рассчитывал, что Германия в ближайшее время не нападет на Советский Союз, и подавал ему информацию таким образом, чтобы подтвердить это убеждение.

Кроме того, и разведка противника не дремала. Одним из пунктов знаменитого плана «Барбаросса» была дезинформация. По политическим, военным каналам, посредством контрразведки она целенаправленно доводилась до Советского Союза. Естественно, полностью скрыть передислокацию войск к границам СССР было невозможно. Знаете, какое немцы придумали оправдание своим перемещениям? Будто бы Германия готовит десантную операцию против Великобритании и, чтобы скрыть эти действия от англичан, отправляет свои части к границам Советского Союза.

Еще один интересный момент: чтобы скрыть передислокацию, немцы проводили периодическую рокировку своих соединений и частей. Поскольку германские войска оккупировали Европу, им нужно было обеспечивать оккупационный режим. Части, которые имели опыт боевых действий в Европе (во Франции, Дании, Польше), немцы перебрасывали скрытно к границам СССР, а менее боеспособные демонстративно перевозили на запад, во Францию, для выполнения оккупационных функций.

Есть еще одна причина, по которой Сталин не полностью верил донесениям советских резидентов: Гитлер постоянно переносил время нападения на СССР. Советская разведка добывала сведения об этих сроках, докладывала Сталину. Сроки проходили, и ничего не случалось. Ведь первоначально боевые действия немцы планировали начать 15 мая 1941 года. Задержка возникла из-за того, что у итальянцев не заладились дела на Балканах, поэтому Гитлер вынужден был перебросить туда часть сил и средств…

– Сегодня от некоторых историков можно услышать, что, мол, на самом деле Красная армия готовилась сама напасть на Германию. Даже приводятся ссылки на планы стратегического развертывания, датированные весной 1941 года. Что скажете?

– Версия о том, что Советский Союз якобы хотел напасть на Германию и поэтому Гитлер нанес «упреждающий» удар, не нова. Германия все свои агрессивные действия в отношении европейских государств оправдывала «угрозой», исходившей от Чехословакии, Польши, Франции, Великобритании…

Далее. Действительно, еще осенью 1940 года Генштаб Красной армии разработал «Соображения об основах стратегического развертывания Вооруженных сил Советского Союза на Западе и на Востоке». Они были рассмотрены правительством 5 октября и после доработки утверждены в окончательном виде 14 октября 1940 года. В дальнейшем в этот план вносились изменения и дополнения в соответствии со складывающейся обстановкой. Последний вариант «Соображений…» был разработан по состоянию на 15 мая 1941 года.

Проанализировав обстановку на западных границах СССР и донесения советской разведки, Наркомат обороны СССР и Генштаб РККА пришли к выводу, что Германия полностью отмобилизовала свои вооруженные силы и готова к нападению на Советский Союз. Исходя из реально складывающейся обстановки, нарком обороны Тимошенко и начальник Генштаба Жуков внесли предложение: чтобы предотвратить возможное нападение, «атаковать германскую армию в тот момент, когда она будет находиться в стадии развертывания и не успеет еще организовать фронт и взаимодействие родов войск».

Что понимается под «стадией развертывания»? Это фаза, непосредственно предшествующая началу военных действий, когда войска занимают районы сосредоточения и исходные районы для наступления. То есть руководство Наркомата обороны и Генштаб Красной армии предложили нанести упреждающий удар по германским войскам в тот момент, когда уже не осталось бы сомнений в агрессивных замыслах противника.

Но ведь этого не было сделано. Сталин не дал санкции на превентивные действия. Ни в одном документе высших партийных или государственных органов СССР за 1941 год нет сведений о том, что было принято военно-политическое решение о нападении на Германию в качестве превентивной меры.

Хотел бы обратить внимание еще на один аспект проблемы – точное толкование понятий «наступление» и «нападение». Некоторые историки, преимущественно гражданские, ошибочно считают эти слова синонимами. Выдергивая из оперативных документов Красной армии фразы, содержащие термин «наступление», они искажают суть документа и делают «сенсационный» вывод о том, что СССР готовился к нападению на Германию. При этом умалчивают, что двумя абзацами выше черным по белому записана задача войскам округов – «прочной обороной прикрыть…».

Если внимательно проанализировать текст «Соображений…», о которых мы говорили выше, то увидим, что практически на всей протяженности Государственной границы СССР советским войскам были поставлены оборонительные задачи. Да и наша военная доктрина в 1941 году носила оборонительный характер. Советская военная наука обоснованно требовала, чтобы Красная армия, отразив первый удар агрессора, перешла в наступление и завершила разгром противника на его территории. Вообще ни одна победа в истории войн еще не была достигнута путем обороны.

– И тем не менее, несмотря на поражения в первые недели войны, Красная армия находила силы даже наносить контрудары…

– Нужно отдать должное пограничным войскам НКВД: враг не смог победным маршем перейти границу. Всем известна беспримерная оборона Брестской крепости. А вот про сражение за Перемышль знают гораздо меньше. Между тем в ходе Великой Отечественной войны он стал первым городом, из которого наши войска выбили немцев. Произошло это 23 июня. Увы, 27 июня его все-таки пришлось оставить. 22 – 24 июня в районе литовского города Алитус развернулись ожесточенные танковые бои с противником.

Конечно, эти действия не могли оказать решающего влияния на ход пограничных сражений. Тем не менее они показали, что даже когда после первых ударов управление войсками и взаимодействие частей Красной армии было нарушено, она смогла оказать достойное сопротивление.

По данным начальника германского генштаба сухопутных войск Гальдера, за месяц боевых действий, с 22 июня 1941 года, вермахт лишился около ста тысяч человек. Такое же количество солдат он потерял за два года войны в Европе. За то же время советские войска уничтожили более тысячи самолетов и почти полторы тысячи танков, то есть 42,3% от всех машин, с которыми Германия начала войну против Советского Союза…

Ист.