Александра Андреева

 Любительницы стрекоз из коллекции Леонида Алексеева.

В Екатерининском парке Царского Села в восьмой раз прошли «Ассоциации» – ежегодный июньский проект, в рамках которого лучшие петербургские модельеры показывают свои коллекции на фоне царскосельских красот. Каждый год авторам задается тема – они демонстрировали свои ассоциации с барокко, античностью, китайской и английской культурой…

Темой нынешнего года стал русский стиль. Свое понимание этой темы представили пятеро: четверо постоянных «резидентов» проекта (Лилия Киселенко, Стас Лопаткин, Татьяна Парфенова, Янис Чамалиди) и один царскосельский дебютант – Леонид Алексеев.

Славный был вечер. Успех проекта во многом зависит от погоды. Случались там и гроза, и обычный дождик, гибельные для дорогих авторских вещей и для настроения публики, но на сей раз было солнечно, не слишком жарко и не слишком уж людно.

Дом Лилии Киселенко

Но, разумеется, в большей степени успех зависит от той серьезности, с которой модельеры и постановщики подходят к своей задаче. Тут тоже всякое бывало. И финансовый кризис не тетка, и творческий кризис тоже случается, да и усталость дает о себе знать. Но восемь лет существования проекта уже позволяют всерьез задуматься о том, как он будет развиваться дальше. Останется он просто прелестной вечеринкой в период белых ночей, что само по себе неплохо, или станет тем зерном, из которого вырастет более заметное явление отечественной культуры. Пруды, сады, аллеи и архитектурные чудеса, которые в роли декораций предоставляет Царское Село, – многое обещают и ко многому обязывают.

Коллекция Стаса ЛопаткинаДом Лилии Киселенко представил русский стиль как разгульное веселье – четыре румяные бой-бабы в широких черных сарафанах и со связками баранок на груди отплясывали на столе, накрытом к чаю… посередине Зеркального пруда. Под поверхностью воды был подиум, который на этот раз, очевидно, установили ниже, чем 7 лет назад для показа Елены Бадмаевой. Тогда манекенщицы шли по воде в обуви на высоких платформах и платья совсем не страдали. Нынче участницы показа погрузились в воду выше щиколоток, сильно замочив подолы, и перформанс, утратив легкое скольжение, во многом потерял изящество и легкость.

На Большом лугу у Стаса Лопаткина барышни-крестьянки в шелках и косынках тоже пили чай с баранками, гуляли и заигрывали с гусарами, примостившимися на сеновале. Показ проходил под оперные мелодии, а внимание публики активно отвлекала домашняя живность. Было много желающих фотографироваться с моделями, а также с козой и курами.

Коллекция Яниса ЧамалидиВ центральной аллее, украшенной бутафорскими изображениями крупных белых стрекоз, порхала стайка девушек в соломенных канотье и прелестных костюмчиках, напомнивших о моделях детской одежды начала прошлого века. А также о героинях писателя Набокова – потому что в руках у нимфеток были сачки. Леонид Алексеев сказал, что коллекция условно называется «Царские дочки», и возражений, в общем, нет – вещи порадовали точными пропорциями и аристократическим изяществом.

Коллекцию многослойных черных одежд, на первый взгляд показавшихся монашескими, Янис Чамалиди показывал на пандусе Камероновой галереи. Работа оказалась неожиданной – дизайнер словно залил черной тушью силуэты, объемы костюмов.

 Словно диковинные птицы, впорхнувшие в сад. Модели из коллекции Татьяны Парфеновой. ФОТО Нади ШАУРИНОЙ

Словно диковинные птицы, впорхнувшие в сад.
Модели из коллекции Татьяны Парфеновой.
ФОТО Нади ШАУРИНОЙ

Он сохранил традиционные элементы (кушаки, сборки, фартуки), но трансформировал их так, чтобы каждую вещь можно было носить. К сожалению, привычная форма дефиле не позволила по-настоящему рассмотреть коллекцию – публике было бы интересно наблюдать за тем, как можно изменить костюм, снимая слой за слоем. Это было бы куда полезнее, чем пляски фольклорного ансамбля «а-ля рюс» перед началом показа.

Кульминацией проекта стал изысканный кутюрный спектакль Татьяны Парфеновой во Фрейлинском садике – «русское барокко» среди буйного цветения пионов и жасмина. Ручная роспись по ткани, роскошная вышивка, причудливые силуэты, ломающие сегодняшние представления о «красивом» и «правильном», завораживающие образы, в которых не было ничего слащавого и приторного – только слияние с царскосельским пейзажем, с белой ночью, с тенями, которые скользят по лугам и аллеям, когда нас там нет.

 Фотографии, кроме последней, предоставлены архитектором Аргутиной М.В.

Ист.