Дом Мельгунова на Старом Арбате

Незаконно снесённый дом Мельгунова на Арбате уже не вернуть. Но оказавшиеся также под угрозой дома Окуджавы и Мельникова ещё можно спасти.
Любой крупный живой и развивающийся город неизбежно сталкивается с проблемой выбора между желанием замены старого новым или же попыткой сохранить наследие города, дав ему новую жизнь.
“Самое большое требование к архитектуре – не отставать от стремительно меняющегося мира”, – это высказывание культового нидерландского архитектора Рема Колхаса.
По мнению Колхаса, старое необходимо в конечном счёте заменить новым, чтобы избежать расползания города.

Архитектор Рем Колхас (Rem Koolhaas)

В связи со спорами вокруг скандально известного строительства здания  ”Охта-центр“, Колхас сравнил Петербург и Венецию: “Венеция сейчас не претендует на то, чтобы быть живым городом. Это город совершенный и мертвый, и нельзя беспокоить его покой. В то время как сама организация конкурса была, по-моему, как раз попыткой сделать так, чтобы Петербургу не угрожала судьба Венеции”.

Так, мы видим, что всемирно известный архитектор, который подарил множеству городов мира свои проекты, без сожаления расстаётся со старым. Может быть, проблема в нашем слишком консервативном отношении?
Тогда, вспомним Арбат
Начиная с 7 августа на старейшей московской улице кипят страсти. Неравнодушными к сносу дома Мельгунова остались не только «Архнадзор», но и Департамент культурного наследия, а также местные жители. Не смотря на официальный запрет Департамента сносить, застройщик ЗА “Строймонтажцентр – 2000″ довёл своё тёмное дело до конца, оставив от усадьбы XVIII века только фасад и поставив под угрозу разрушения находящиеся по близости объекты культурного наследия “Дом Окуджавы” и “Дом Мельникова”.

Какие цели имел этот незаконный снос исторического памятника? Уж точно не ради строительства на его месте полезного для горожан объекта: школы, парка или музея. Застройщик руководствовался своими личными интересами, а не интересами Москвы, москвичей. К сожалению, наши законы и государственные органы сейчас функционируют так, что очень сложно найти концы каждого подобного конфликта и наказать реальных виновников.

Проблемы и решения

Москва, как столица, становится одним из самых уязвимым городом России, на ряду с Санкт-Петербургом и другими крупными городами, где капиталы вкладываются в создание коммерческой недвижимости. Везде застройщики в первую очередь стремятся в исторический центр. Поэтому на сегодняшний день самой острой проблемой стоит вопрос о сносе и новом строительстве на исторических территориях.
Наталья Самовер, один из координаторов общественного движения “Архнадзор”, дала свой комментарий нашему порталу «Ради Дома Про». По её мнению ещё одной из серьёзных проблем Москвы являются так называемые “мёртвые дома”, – расселенные бывшие жилые дома, принадлежащие городу. ”Например, на Сретенской горке в Москве, где был отменён очень серьезный девелоперский проект, предполагающий уничтожение исторической застройки, сейчас стоят расселенные дома-призраки. Их дальнейшая судьба неясна. В лучшем случае в них будут селиться бомжи и гастарбайтеры”, рассказала нам Наталья.
Но и “заполнять” такие опустевшие дома нужно с умом: “важно, чтобы памятник не просто “жил”, а чтобы его новая жизнь, новые функции были адекватны и соответствовали ему”, считает Наталья.
Давно идут споры вокруг московских «новоделов», которые, по сути, являются подделками исторического наследия. По мнению Натальи Самовер “навязывать обществу новодел вместо памятника – то же самое, что продавать подделку по цене подлинника. Но продажа поддельных картин или драгоценностей преследуется, а подмену архитектуры не все сознают как утрату ценности”.
Хоть приватизация разрешена не для всех памятников, отношение к ней до сих пор настороженное. Не смотря на то, что есть определённый законом порядок с подписанием собственником специального охранного обязательства, правовое поле ещё требует доработки. Ведь соблюдение собственником эти обязательств остаётся на его совести и плохо контролируется государством.
Также, архитекторы и урбанисты не всегда согласны с реестром, в который включены особо важные памятники архитекторы. Что именно нужно считать историческим памятником? Российский географ Ольга Вендина считает, что в списки наследия необходимо включить и здания 60-70-х годов. Нельзя заботиться только о сохранении единичных зданий, нужно помнить о целых кварталах и архитектурных ансамблях, которые также представляют важную историческую ценность.

Ах, Арбат, мой Арбат, ты — моя религия

Продолжение