Петергоф. Дворцово-парковый ансамбль

Северную столицу посетил Рикардо Бофилл, живой классик мировой архитектуры. Он представил журналистам свое видение развития архитектуры Петербурга, объяснил, почему можно строить в историческом центре и как принципы «мачизма» используются при строительстве небоскребов.

О Петербурге

Санкт-Петербург – это уникальный город, и он отличается от всех европейских городов тем, что на протяжении своей истории развивался по одному плану. Возможно Петербург не такой роскошный, как другие города, но очень привлекательный. Его неоклассицизм отличается от неоклассицизма городов Испании, Франции, Италии. Здесь больше свободы, определенной свежести архитектуры, соблюдается пропорция и гармония. Это особенный стиль, – не похожий на тот, что использован в других городах. Это европейский город, который я всегда буду защищать.

О своей работе в Петербурге

У меня большой опыт работы, мне не нужно утверждаться и что-то доказывать. Я не защищаю свое эго. Больше, чем собственное эго, меня интересует облик города и конечный продукт, который я делаю. Я не хочу создавать вкрапления, которые выбивались из общего облика города. Я называю этот стиль современным классицизмом, который состоит в том, чтобы понимать исторические пропорции композиции и воплощать эти формы с помощью инновационных технологий и материалов. В этой работе нельзя копировать отдельные исторические здания, нужно учитывать тенденции нашего времени и его потребности. Однако всегда нужно принимать за образец классическую архитектуру и в работе отталкиваться от нее. Поэтому здания должны быть современными, но соответствовать классическим образцам. Нам (архитектурное бюро Taller de Arquitectura. – Ред.) не нравится архитектура роскоши и нуворишей, а привлекает элегантная, утонченная архитектура, которая должна иметь прежде всего человеческое лицо. Здание должно быть произведением искусства.

Об иностранных архитекторах в России

Мир переживает период глобализации, это сказывается на всем – на идеях и, конечно, на архитектурных проектах. Как и в любой отрасли, у архитекторов есть свои звездные мастера. И эти звезды меняются примерно раз в пять лет, – мода на архитектуру проходит очень быстро. Конечно, среди «однодневных звезд» есть талантливые мастера, но проблема состоит в том, что они пытаются осуществить один проект во всех городах мира. У нашей мастерской другая философия. Мы говорим, что архитектура не может быть одинаковой для Петербурга и для пустыни Сахара. Архитектура должна соответствовать культуре, экономике, социологии, психологии места. Поэтому виденье девелоперского проекта, язык проекта должен меняться от того места где он реализуется. В Москву приезжали великие архитекторы, и они предлагали проекты, которые не соответствовали ожиданиям россиян. Как следствие происходило столкновение культур, и проекты не были реализованы. Архитектура зависит от места, это не ноутбук или мобильный телефон, который можно переносить из одного места в другое и везде он будет одинаково функционировать. Нельзя строить миллионы одинаковых зданий по всему миру. Подчеркиваю, что каждое здание связано с местом, климатом, обычаями, культурой и менталитетом людей.

Об окраинах

Окраины города оставляют желать лучшего. Они абсолютно не привлекательны, и это большая проблема не только для Петербурга, но и многих городов в мире. Это проблема XX века: произошло большое переселение людей из сельской местности. Многие из приезжих не имели представления о том, что такое город. Поэтому потерялась культура города, а новые районы перестали интегрироваться в «старый город».

О своем опыте работы в России

Я приехал в Россию впервые, когда у власти был Горбачев. Мой первый опыт работы в Москве – проект должен был быть реализован на улице Арбат – был неудачным. (Была разработана проектная документация, но до строительства дело не дошло. Сейчас в этом месте расположен ТК «Смоленский Пассаж». – Ред.) Позднее я приезжал с лекциями. В России есть и другие мои проекты. Сейчас обсуждается проект строительства Конгресс-центра в Стрельне. Пока этот проект на стадии обсуждения и нет никакой конкретики. В Перми достигнуто соглашение на разработку проекта нового терминала аэропорта «Большое Савино». Была еще работа с компанией «ИНТЕКО». Сейчас архитектурное бюро Taller de Arquitectura и петербургский девелопер RBI реализует проект строительства МФК на Новгородской улице.

О высотках в Петербурге

Прежде всего, в Петербурге нужно соблюдать уважение к историческому центру города – сохранить его вид. Высотные здания можно строить, если они качественные, находятся в соответствующем районе и не будут выбиваться из контекста города или выглядеть обособлено. Строительство небоскребов возможно, особенно в кварталах деловых комплексов, такая застройка обогащает город, но при этом не должны нарушаться уровни застройки города.

О высотном строительстве в мире

В мире существует негласное соревнование, кто построит здание выше. Это особенно заметно в странах с развивающейся экономикой. Примерно 15 лет назад самые высокие здания были в Чикаго, они достигали 450 м в высоту. Затем в Шанхае – 600 м, Дубай – 800 м. Я слышал о планах построить небоскреб высотой 1 км. Подобное – своего рода способ утверждения собственного эго или желание утвердить свою мужскую силу: кто «больше мачо» или «кто сильней». И это ужасно, это большая глупость. В Калифорнии, где очень сильны инновационные разработки, нет высотных зданий. Там все дома низкие. И там прежде всего имеет значение работа и результат, а не утверждение «мачизма». У зданий высотой до 200 метров присутствует логика. А у зданий высотой 300-400 метров существуют проблемы функционирования. Такие объекты имеют гипер-сложные структуры управления и не очень удобные. И, как правило, это очень дорогостоящие проекты.

О доступном жилье

Я противник блоков, они не имеют индивидуальности. Блочные дома похожи на кладбища, эти дома – как могилы. Однако меня всегда интересовало доступное жилье, и я потратил 15 лет на усовершенствование префабрикатов (элементы конструкций, блоки, используемые в строительстве. – Ред.) для строительства дешевого жилья. Два с половиной года я разрабатывал систему префабрикатов для России. Недавно мы представили Правительству РФ проект использования префабрикатов в массовом строительстве. Это полностью автоматизированные производства. Сейчас осуществляется изучение предприятий, которые могут производить такую продукцию.

О градостроительстве и планировании

Барселона полностью изменила свой облик за 35 лет. Сложно осуществлять планирование на длительный срок, а предположить, что будет через 50 лет – вовсе затруднительно, так как ситуация быстро меняется. Однако можно разработать стратегию и в ней учесть основные моменты развития Петербурга, принимая во внимание особенности города. Я вижу Петербург как город обычных жителей, это не элитарный город и не город большого капитала. Необходимо учитывать и его географическое положение.

О строительстве в центре города

Петербург исторический город, и нельзя использовать при застройке центра опыт Лондона – когда старая его часть полностью застраивается. Не стоит основываться и на опыте Парижа – когда строительство в центре практически запрещено. В центре города можно строить новые здания, но они должны сочетаться с городом. Я думаю, что центр Петербурга не должен быть закрытым для строительства – жизнь должна развиваться. Проблема состоит в том, что многие архитекторы увлекаются модными течениями и при строительстве в центре города отталкиваются от них, а не от исторического прошлого Петербурга. Сегодня каждый пытается быть оригинальным, это заметно во многих областях, в том числе и в архитектуре. В Индии я видел дом, который сделан в форме коровы. Если спросить людей, какую архитектуру они хотят видеть, это будет то, что их окружает. Для архитектора важно уметь опередить свое время и найти баланс между новым и старым.

О заказчиках

Я часто вижу сумасшедших по всему миру. Люди охвачены идей гигантомании, и иногда эти идеи абсолютно безумные. К примеру, в Петербурге мне предлагали спроектировать дом на мосту, но я отказался.

Справка БН:

Рикардо Бофилл – лауреат многих престижных премий в области архитектуры и инженерных решений, почетный член архитектурных обществ и академий в различных странах мира, автор ряда культовых книг по теории архитектуры, урбанизма и социальной архитектуры. Более 40 лет назад основал и руководит компанией Taller de Arquitectura. В его активе – крупные транспортно-инфраструктурные проекты и уникальные жилые комплексы во Франции, Испании, Голландии, Швеции. Проекты, разработанные мастерской Бофилла, реализованы в 56 странах.

Дата публикации: 09:51 23 ноября 2011 года

www