Аргутина М.В.

«Я ПРИКРЫВАЮ ГЛАЗА ТАК ЖЕ,
КАК КОГДА Я РИСУЮ В ВООБРАЖЕНИИ СВОИ КАРТИНЫ,
И Я ВИЖУ ДОМА ЦВЕТА DUNKELBUNT
ВМЕСТО УРОДЛИВОГО КРЕМОВОГО ЦВЕТА
И ЗЕЛЕНЫЕ ЛУГА НА ВСЕХ КРЫШАХ
ВМЕСТО БЕТОНА»

Friedensreich Hundertwasser
(1928, Вена – 2000, Тихий океан)

В современных крупных мегаполисах проблемы отсутствия зелени, чистой воды, не загрязнённой почвы, шумовые показатели, свежего воздуха и солнца стали актуальными еще в середине прошлого века. Так же как и ещё более острые  проблемы сбережения ресурсов – воды, электричества, тепла.
Многие страны к сегодняшнему дню ввели добровольные экологические стандарты зелёного строительства, требующие  строгого соблюдения принципа не агрессивного вторжения в природу, в окружающий мир. Экологическая стандартизация – одно из активно развиваемых направлений нормативного правового регулирования охраны окружающей среды и природопользования и в России. В российской системе Госстандарта принято около 50 соответствующих стандартов.

Нормативы предельно допустимых концентраций загрязняющих веществ в окружающей среде (воде, атмосферном воздухе, почве) и  предельно допустимых уровней вредных физических воздействий на нее всё активнее рассматриваются и общественностью и средой профессионалов в качестве разновидности экологических стандартов. Аналогами таких нормативов в ряде зарубежных государств (США, Японии и др.) являются соответствующие стандарты – стандарты качества воздуха (air quality standards), стандарты качества воды (water quality standards), стандарты шума (noise standards) и др. В частности,  этапы идеи, проектирования, строительства, эксплуатации, реконструкции и разборки (утилизации) конкретного Здания могут оцениваться по следующим пунктам.

1. Основополагающее. Весь цикл жизни зданий и сооружений должен учитывать прямое или косвенное негативное воздействие на окружающую среду и осуществляться в соответствии с требованиями охраны окружающей среды. В стандартах  устанавливаются жёсткие экологические требования для предупреждения вреда окружающей среде, здоровью и генетическому фонду человека. Для этого необходимо применение метода Анализ Жизненного Цикла (LCA и LCC), где на уровне экологического и экономического следа можно будет рассчитать все затраты, риски и целесообразность от конца в начало, то есть от утилизации к первоначальной идее. Главным принципом должен быть «принцип автотрофности» (Вернадский), то есть замкнутости, кругооборота в использовании природных ресурсов в общественном производстве и, в частности, в строительстве. Необходим комплексный учет интересов настоящих и будущих поколений. Попутно отметим, что наиболее распространенные рейтинговые системы LEED и BREAM  включили метод Оценки Жизненного Цикла здания в свои стратегии.
2. Экология места. Определяется не только наличием водоемов, зелени или даже лесного массива. Здесь обязательно должно учитывать и розу ветров, и не затенённость от солнца рабочих площадей для персонала, и возможность добраться до здания общественным транспортом или на велосипеде (следовательно, есть ли удобные велосипедные дорожки, парковки).
3. Сбережение воды. Очистка как использованной, так и дождевой воды и её повторное употребление. Решается эта проблема  с помощью систем восстановления качества воды, индивидуальных стокоочистных установок, где стоки очищаются до пригодности к практическому использованию для тех или иных целей, например, для нужд здания или на те же безводные писсуары, поливу газонов, окружающих здание и других технических целей.
4. Энергия и атмосфера. Здесь речь идет о сбережении энергии и уменьшении выбросов углекислого газа ( так дом, построенный по технологии несъемная опалубка, убережет за 30 лет жизни атмосферу от выбросов 60-90 тыс. тонн углекислого газа). Сбережении энергии зависит от теплоизоляции, количества дневного освещения, солнечных батарей и т.п. Здание должно быть сориентировано на солнце и в целом построено с учетом законов “солнечной архитектуры”.
5. Материалы и ресурсы. Желательны материалы, которые можно использовать повторно, а также в будущем повторное использование строительного мусора. Хороши и возобновляемые ресурсы, например дерево. Учитывается, насколько близко находятся заводы поставщиков строительных материалов. Рекомендуемое расстояние до 500 миль. Основное что здесь необходимо осознать: именно вторичные субстраты  будут преимущественно обеспечивать ресурсные потребности производства в XXI веке.
6. Снижение затрат на содержание зданий нового строительства. Что позволит существенно экономить (до 25-40%) на текущих затратах (электричество, вода, тепло, холод) при эксплуатации зданий и сооружений. Кроме того, в целом достигается сокращение затрат на обслуживание здания за счёт более высокого качества современных средств управления, эффективного контроля и оптимизации работы всех систем.
7. Качество воздуха в интерьере, от которого зависит здоровье людей (контроль на содержание химвеществ и табачного дыма, специальные мероприятия по озеленению внутреннего и внешнего пространства зданий и сооружений, антибактериальные устройства в кондиционерах, пылесосах и т.д.).
8. Инновации в проектировании. Позволяющие  перейти от комплексной эффективности к зданиям с нулевым воздействием и нулевым выбросом. Уровень зелёного строительства в целом напрямую зависит от достижений науки и технологии, от активности промышленных инженеров, проектировщиков, архитекторов и от осознания обществом основ  экологических принципов. В совокупности это позволит понизить риски капиталовложений в новое строительство за счёт высокой устойчивости зданий к перепадам погоды, ценам на ресурсы, к износу конструкций и инженерных систем.

Согласно социально-экономическим исследованиям аналитики прогнозируют рост рынка Зелёных строительных материалов на 5 % ежегодно от 455 млрд долларов в 2008 к 571 млрд. — в 2013-м. Большинство крупнейших мировых строительных компаний к 2013 году планирует заключать на Зелёные здания не менее половины всех своих контрактов. Принципы  зелёного строительства уже сейчас соответствуют ожидаемому ужесточению экологического законодательства, связанного с ограничением выбросов углерода. Большинство Зелёных зданий дороже обычных не более чем на 4 %, а в ближайшем будущем применение Зелёных технологий станет самым эффективным средством для снижения себестоимости строительства. В настоящий момент дополнительная себестоимость может быть амортизирована в ходе эксплуатации здания, и обычно компенсируются в течение первых 3-5 лет за счёт снижения эксплуатационных издержек. Многие инвесторы уже сейчас рассматривают строительство обычных зданий как увеличение своих рисков и повышение ответственности.

Остановимся несколько подробнее  на качестве воздуха в помещениях и (или) на расстояниях близких к наружным стенам зданий или даже на самих наружных конструкциях зданий. Здесь желательно учитывать, в том числе, и правила фитодизайна. В настоящее время  это не только элемент декора внешнего и внутреннего пространства здания, но и резкое улучшение качества воздуха внутри рабочих и жилых помещений. Всё время при этом помним, что до 95% времени жизни каждого человека приходится именно на закрытые пространства. Поэтому эта проблема так актуальна. Во Франкфурте-на-Майне ещё в 1994 г. состоялась конференция с весьма характерным наименованием: “С растениями против смога. Лучшее качество воздуха – через озеленение помещений”. Где ещё и ещё раз доказательно подтвердилась важность растений в оформления здания как внутри, так и снаружи.

С глубокой древности человек интуитивно стремился украсить свое жилище растениями. Интерьерное озеленение,  фитодизайн  возникли как элемент культуры человека, отвечающий прежде всего его эстетическим потребностям. Человек таким образом ощущал себя единым целым с природой, к ней он и обращался за исцелением, перенося частицу живой натуры в свой дом. В настоящее время научный подход к интерьерному озеленению подразумевает сочетание эстетического восприятия красоты формы, окраски цветов и листьев растений с другой, полезной функцией растений, о которой было давно известно: живые растения улучшают состав воздуха и очищают атмосферу. Возникла целая наука (фитодизайн) оформления жилых и офисных помещений растениями с учетом множества факторов, таких как экологические особенности помещений, биологическая совместимость декоративных растений, и, главное, как результат – их влияние на человека. Фитодизайн – это подбор живых растений в интерьер офиса, дома, других помещений с учетом их экологических особенностей и биологической совместимости.

Как известно, фитонцидами называют все секретируемые растениями фракции летучих веществ, в том числе те, которые практически невозможно собрать в заметных количествах; это биологически активные вещества, в своём большинстве газообразные, убивающие или подавляющие рост и развитие микроорганизмов». Именно они играют важную роль в иммунитете растений и во взаимоотношениях организмов в биогеоценозах. Сила и спектр антимикробного действия фитонцидов весьма разнообразны. Фитонциды чеснока, лука, хрена, красного перца убивают многие виды простейших, бактерий и низших грибов в первые минуты и даже секунды. Летучие фитонциды уничтожают простейших (инфузорий), многих насекомых за короткое время (часы или минуты); убивают коклюшную палочку (возбудителя дизентерии и брюшного тифа); сосновые фитонциды губительны для палочки Коха (возбудителя туберкулёза) и для кишечной палочки; берёза и тополь поражают микроб золотистого стафилококка. Но в то же время есть растения, которые выделяют (например, багульник, ясенец) ядовитые и опасные для человека вещества — с этими растениями следует быть осторожным.

Защитная роль фитонцидов проявляется не только в уничтожении микроорганизмов, но и в подавлении их размножения, в стимулировании жизнедеятельности микроорганизмов, являющихся антагонистами патогенных форм для данного растения, в отпугивании насекомых и т. п. Гектар соснового бора выделяет в атмосферу около 5 килограммов летучих фитонцидов в сутки, можжевелового леса — около 30 кг/сут, снижая количество микрофлоры в воздухе. В хвойных лесах (особенно в молодом сосновом бору) воздух практически стерилен (содержит лишь около 200—300 бактериальных клеток на 1 м³). Одна из важнейших особенностей фитонцидов – специфичность их действия. Даже в микроскопических дозах они могут задерживать рост и размножение одних микроорганизмов, стимулировать рост других и играть существенную роль в регулировании состава микрофлоры воздуха, почвы и воды. Фитонциды – универсальное явление в растительном мире. Любое растение – от бактерий до цветковых – продуцирует фитонциды, и эти вещества чрезвычайно разнообразны по своей химической природе. Летучие вещества растений, которые они выделяют в процессе своей жизнедеятельности, уже в концентрации 5 мг/м3 изменяют воздух и могут улучшать самочувствие людей.

Воздушная среда содержит условно-патогенные микроорганизмы, такие как стафилококк, микроскопические плесневые грибы. Эти микроорганизмы, попадая в благоприятные условия на слизистые оболочки верхних дыхательных путей, могут вызывать острые респираторные или аллергические заболевания. По некоторым данным, содержание колоний микроорганизмов в помещениях детских садов нередко превышает норму в 2 – 3 раза. Современные технические средства не всегда обеспечивают здоровую воздушную среду.

Наряду с растениями, летучие выделения которых обладают выраженными фитонцидными свойствами, имеются растения, летучие выделения которых оказывают особенно ярко выраженный лечебный эффект на организм человека. Так, мирт обыкновенный – фитонцидное и лекарственное растение. В помещении, где растет мирт обыкновенный, не только снижается общее количество микроорганизмов в воздухе, но и повышается иммунитет у человека к острым респираторным заболеваниям.  Лимон и другие цитрусовые улучшают умственную работу, повышая амплитуду биотоков мозга. Запах лимонных листьев дает ощущение бодрости, способствует улучшению общего состояния. Это растение полезно иметь людям умственного труда. Всем известная герань душистая обладает успокаивающим действием, ее рекомендуют при заболеваниях нервной системы, бессоннице.

В целом можно сказать, что растения служат фильтром вредных веществ, действуя как “зеленая печень”.

Наша тема – Зеленые крыши – эта замечательная вещь, как толстое одеяло, она держит прохладу летом и тепло зимой. В течение многих столетий в Скандинавии и Исландии, где умеренно холодно зимой и иногда очень жаркое лето,  применялись подобные кровли. Они уменьшают эффект “острова тепла”, когда летом в воздухе над и вокруг крыш становится жарче, и температура держится дольше, чем на территории без строений.
Из-за раскаленных крыши, стен температура в переполненных городах может подняться примерно на 10 градусов по Фаренгейту выше, чем в менее насыщенных сооружениями в районах поблизости.

Напомним также о возможных фитонцидных свойствах зелёных крыш и стен. Например, можно посадить карликовые берёзки, черную смородину, можжевельник. Последний  имеет особенно ярко выраженные полезные свойства. С давних пор люди отмечали, что в местах, где произрастает можжевельник воздух значительно чище, именно туда, следую инстинктам, приходят ослабленные истощенные животные, для восстановления жизненных сил. Индейцы в Северной Америке больных туберкулезом и болезнями костей и суставов помещали в заросли можжевельника, где воздух пропитан полезными летучими веществами. Во время эпидемий холеры еще в I веке жилища окуривались ветками можжевельника. А в Древней Греции и Риме ягоды можжевельника добавляли в вино и использовали при укусах змей, в качестве мочегонного средства.

Другим важным преимуществом  стала «минимизация стоков». Большинство зданий разработаны, чтобы пролить дождь, кровли у них  жесткие, непроницаемые. В результате дождевая вода отскакивает и собирается в виде стоков, поднимая примеси с почвы, в том числе, собирая инфекционные бактерии, отходы жизнедеятельности микроорганизмов и животных,  вредные пестициды, удобрения, а иногда  горючие примеси (бензин, нефть и др.), масла, растворенные газообразные вещества, короче – всю грязь большого города. Всё это отправляется в городскую канализацию, образуя  дикую смесь, смываемую чаще всего без очистки в местные водоемы.
Зеленая кровля, зелёные стены разбивают, фильтруют и очищают дождевую воду, существенно снижая нагрузку на городскую канализацию, выступая естественным фильтром для воды, очищая двуокись углерода из воздуха и тяжелых металлов из дождевой воды, в целом облагораживая всю внутреннюю и окружающую среду здания.

Рассмотрим ряд примеров, реализующих принципы зелёного строительства, снабдив качественными иллюстрациями.

Музей Калифорнийской академии наук (CAS) является уникальнейшим примером проекта зеленого строительства. Архитектор Ренцо Пиано,  великолепно  проявил себя  в дизайне зеленых  крыш, больше того, Пьяно  фактически нашел образ для экоархитектуры. Семидюймовый (17,78 сантиметра) слой почвенного субстрата, покрывающий крышу здания, действует как естественный изолятор. „Живую крышу” образуют 1,7 миллиона растений, подобранных сообразно климатическим условиям и связывающих здание как визуально, так и функционально с естественной средой, или, по словам Ренцо Пиано – „часть парка поднята и здание помещено под нее”. Стены здания музея, стеклянные от пола до потолка, позволяют в 90 процентах помещений использовать естественное освещение. И это еще не все – благодаря стеклянным стенам и 60 000 встроенных в кровельное перекрытие окон посетители смогут из любого зала музея любоваться парком и естественной игрой красок при смене сезонов. Для теплоизоляции здания вместо традиционных синтетических материалов использован прессованный хлопок, полученный путем вторичной переработки отслуживших свое джинсов. Этот материал обеспечивает также улучшенную тепло- и звукоизоляцию. CAS в Сан-Франциско, Калифорния имеет  около 2,5 акров зеленых  крыш, которые покрыты местными растениями и стали средой обитания для диких животных залива. Нигде более под одной крышей не объединены планетарий, музей природы, аквариум, 4-ярусный дождевой лес, трехмерный театр, академические научные лаборатории, библиотека, лекторий, административные офисы, два ресторана, открытая терраса и пр. Так один из старейших музеев мира – основан в 1853 году, получив новую форму и лицо,  кардинально преобразился.

Музей Калифорнийской академии наук (CAS). Архитектор Ренцо Пиано

Замечательна байка, как создавался этот проект.  В 2000-м году самые известные архитекторы мира были приглашены для участия в конкурсе на проект Калифорнийской академии наук, местом для строительства которой был определен парк Золотые ворота. Шесть из них приехали в Сан-Франциско с подробными предложениями, альбомами и макетами. Седьмой, Ренцо Пьяно, не взял с собой ничего. Побродив по парку и забравшись на крышу старой постройки, разрушенной землетрясением 1989 года, он сказал примерно следующее: «Это была плохая крыша, но с нее можно смотреть поверх деревьев и видеть окрестные холмы. Я сделаю хорошую крышу». Спустившись на землю, он нарисовал эскиз – несколько зеленых волнообразных линий, расположенных гораздо выше черты, обозначающей землю. Так Ренцо Пьяно выиграл конкурс.
Некоторые города, например Торонто сделали зелёные крыши обязательными, другие города, как Чикаго, предоставляют финансовую помощь для их продвижения. Такие кровли  обеспечивают среду обитания для птиц и насекомых и  даже для мелких животных, например, коз.

Небольшое отступление, касающееся живности в больших городах. К большому сожалению,  эта тема практически не поднимается архитектурным сообществом, кроме проектирования сугубо специальных зданий, сооружений и площадей, например, для зоопарков. А напрасно. Мы настолько приблизились к природе, что всё меньше оставляем ниш для наших младших братьев. И в особенности для диких зверей. Мы на уровне подсознание боимся допускать в города и поселения диких зверей, пернатых хищников, насекомых из наших лесов (например, тех же муравьёв). А это неправильно. Пусть живут. Речь не идёт о волках или медведях, но о таком мелком зверье, как  белка, горностай, ласка, колонок, хорь, ондатра, лисица и конечно заяц. В Петербурге белки живут во многих парках и замечательно уживаются с человеком, иногда, в голодные зимы забегают зайцы и даже лоси. Но это исключение. Из хищных птиц это могут быть соколы, орлы, беркуты, совы, филины. В конце концов, это проблема биологов решить, кто может ужиться с человеком. И такие исследования проводятся.

Наоборот, дикому зверью надо создавать условия для обитания в городской среде. Вспомним диких птиц (правда, приручённых) Московского Кремля.  Их основная задача – охота на серых ворон, которые наносят серьезный ущерб памятникам архитектуры. Кремлевские ястребы-тетеревятники многие годы прекрасно несут службу, охотясь на ворон, да и голубей лишних на наших улицах не будет. Возможно именно зеленые крыши и зелёные стены небоскрёбов могут стать пристанищем для этих  пернатых, особенно, если им при этом немного помочь. Вспомним о  лисах в городах Америки, Англии. Самый известный и распространенный вид – это, само собой, рыжая лисица, сумевшая с комфортом устроиться и в заполярной тундре, и в сутолоке больших городов, и в пустынях Центральной Америки, и в азиатских степях. Популяция рыжих лисиц в Великобритании  так велика, что некоторые перебрались в города, где лисьи логова часто находят в заброшенных подвалах. Например, в Лондоне лисиц насчитывает порядка 10 000 особей. Роясь в отбросах, они находят достаточно корма, а детенышей приспособились выводить даже на автомобильных свалках. Такая лисья тактика характерна для всей Европы.

В России также есть немало дикого зверья в городах. Например, в Омске, где учёные даже проводят специальные исследования их популяции. Ондатры, зайцы, лисы неплохо подстроились под появление новой «экосистемы» – города Омска.

Больше того, видимо, для диких зверей стоит каким-то образом в городах выделять специальные огороженные участки, куда бы не ступала нога человека. Доступ только зверью, а они найдут возможность попасть туда. В случае необходимости, зверь с этих участков должен иметь возможность уйти за город. Для этого достаточно выделять “мёртвое” время суток (ночью), когда по какой-то улице не ездит транспорт, не ходят люди, стараются не шуметь жители окрестных домов.

Лиса в городе. Лондон

Фриденсрайх Хундертвассер

Но вернёмся к основной теме. Одним из первых стал пропагандировать зелёные здания один из экстравагантнейших архитекторов 20-го века Фриденсрайх Хундертвассер (нем. Friedensreich Hundertwasser, настоящее имя Friedrich Stowasser — Фридрих Штовассер) — австрийский архитектор и живописец, архитектор-сказочник, создатель оригинальных зданий в «естественном», «экологичном» и «биоморфном» стилях. Большой любитель окон разных форм и расцветок. Фриденсрайх Хундертвассер –  художник-фантаст, космополит в творчестве и жизни, иногда хулиган, философ, в двойном псевдониме которого, переплелись яркость, романтичность и самобытность его натуры – «Friedensreich» – «Царство мира», «Hundertwasser» – «Сто вод»… Даже  смерть к нему пришла в водах Тихого океана. Его здания, сооружения всегда яркие, эксцентричные  и не похожие ни на кого, особенно на фоне унылых коробок рядом,  способствовали продвижению эко  идей во всем мире.

Дом Хундертвассера (Hundertwasser House, Вена, Австрия). 1983-1986 гг.

Количество жильцов — около 200 человек. Площадь квартир — от 30 до 150 кв. м. 50 квартир, медицинский кабинет, кафе, парковка на 37 автомобилей, зимний сад, две детские игровые комнаты, 16 частных и три общественных террасы. Количество посаженных на территории деревьев — 250. Общая площадь: 1273 кв. м (площадь застройки), 5230 кв. м (жилая и полезная площадь).
Пример ещё одной не менее экзотичной постройки Бад-Зодене.

Известен Хундертвассер и своим эпатажем. Однажды, читая лекцию студентам, вместо нудных нравоучений, он опустился на колени и стал рисовать спиральную линию вокруг всей комнаты. Линия длилась два дня и две ночи. Обнаженный, декламировал изумленной публике манифест собственного сочинения «Право на третью кожу» в Мюнхене. В борьбе за проект своего Дома немаловажным доводом был его стриптиз перед мэром Вены (главой города была женщина). Проект был утвержден (строительство окончено в 1986 году).

Знаменитый Ле Корбюзье, архитектор, художник, дизайнер, писатель одним из первых стал использовать в своих проектах крыши-террасы. «Плоская крыша, – писал он, – способна стать садом или верандой». Прошло около восьмидесяти лет – и что мы видим вокруг? Плоских крыш великое множественного, а мечты превратить города в цветущие многоуровневые сады до сих пор не реализованы.

Вилла Савой. Ле Корбюзье

Дом на отдельных опорах. Раньше дом был забит в землю, в темных и зачастую сырых местах. Железобетон позволяет ставить здание на отдельные опоры. Теперь дом в воздухе, высоко над землей; под домом находится сад, на крыше дома тоже сад. Глядя на дом, кажется, что он плывет над живописным лесным фоном, связанный с землей лишь тонкими колоннами, которые растворяются среди стволов деревьев. Нижний уровень окрашенный в зеленый еще сильнее подчеркивает ощущение плывущего дома.

Вилла Савой

Архитектор Жан Нувель и дизайнер Патрик Блан, два наших современника, последнего, заметим, можно назвать королём жанра “растительная стена”,  создали Гастрономический центр В Барселоне. Ими была восстановлена и открыта для посетителей пивоварня «Моритц», построенная в середине XIX века. Известный французский архитектор модернизировал старинное помещение, сохранив в нем фабричный флер и дух позапрошлого столетия. Часть стены был украшена коврами из живых растений, созданными Патриком Бланом, что эффектно создаёт ощущение включенности здания в окружающую природу.

Гастрономический центр от Жана Нувеля

Блан специализируется на создании  так называемых «зеленных стен» Вот один из примеров его работ.

Мост во Франции. Ландшафтный дизайнер Патрик Блан

На фото ниже мост до того, как за него взялся Патрик. Удивительно, насколько он преобразился после его работы.

В любом городе мира, утверждает Блан, голые стены могут быть превращены в вертикальные сады. Патрик изобрел технологию при которой даже в самом суровом климате растения сохраняют свой рост, придумал специальную систему полива этих садов, при которой расходуется минимальное количество воды.

Япония. Площадь живых вертикальных стен в этой стране значительно превышает площадь зеленых крыш. Казалось бы засеять газон на горизонтальной крыше проще и быстрее, чем вырастить вертикальный сад. Однако, вон оно как.  Японцы явно отдают предпочтение именно фитостенам.


Причем в последнее время фитостены потихоньку начинают мигрировать от пафосных сооружений (вроде дорогих торговых центров, банков и штаб-квартир корпораций) на более простые здания.

Живая стена Хасегава (Hasegawa Green Building) в районе Шибакоен (Shiba Koen) – хороший тому пример. Это жилое здание с квартирами и квартирками, сдающимися в аренду. За 170 тыс. йен в месяц можно снять 55 кв. метров с красивым видом и балконом, отделанным живой стеной. Сегодня мы хотим немножко отойти от живых стен и рассказать о других формах вертикального озеленения.

Живая терраса высаженная на небоскребе Трамп Тавер (Trump Tower) на 5-й Авеню в Нью-Йорке не оставляет равнодушным никого. Спроектировал здание известный американский архитектор Дер Скат (Der Scutt). 21 грушевое дерево расцветает каждую весну и покрывается багрянцем каждую осень.

Мы специально искали фотографии зимнего Нью-Йорка, решив опровергнуть расхожее мнение о том, что голые, сбросившие листву деревья некрасивы и поэтому их не нужно сажать.

Даже с облетевшей листвой живая терраса Trump Tower является образцом и классикой современной городской архитектуры.

Наверное, что-то подобное можно было бы сделать и в нашем городе, в Петербурге. Ведь объемы безжизненного стекла и бетона превышает все мыслимые размеры. И это не считая бесчисленных торговых центров и плаз.

Во Франкфурте-на-Майне открылся после реконструкции Штеделевский музей. Его новое крыло спроектировали архитекторы бюро «Шнайдер + Шумахер».

Новое пространство, названное «Садовые залы», дополняет существующий комплекс музея, составленный из построек конца 19 – конца 20 вв. (последним до сегодняшнего момента было сооружение 1990 года Густава Пайхля). Чтобы не нарушать сложившийся образ постройки, архитекторы поместили новый корпус под газон окружающего Штеделевский музей одноименного сада.
Главное как в интерьере, так и при взгляде на «Садовые залы» снаружи, т. е. сверху — это их перекрытия. Они имеют очертания пологого купола, в котором устроены «иллюминаторы» — круглые проемы диаметром от 1,5 до 2,5 м. Сверху все пространство между ними закрыто дерном, поэтому крыша нового корпуса кажется еще одним экспонатом музея, инсталляцией в духе оп-арта.

Работа специалистов архитектурного бюро Manuelle Gautrand Architecture под названием «Европейский город».

Этот честолюбивый проект основан на идее создания единого место для туристов, раскрывающего особенности разных европейских стран посредством посещения магазинов, ресторанов, культурных, спортивных заведений и парков. Удачный план расположения, недалеко от французского аэропорта Шарля де Голя, вполне может стать новым желанным пунктом остановки для многих туристических туров. И те туристы, которые прилетают в Европу впервые, могут получить первое представлении о разных ее странах именно здесь.

На площади в 600 тысяч квадратных метров будут представлены разнообразные виды ландшафта и национальные архитектурные особенности европейских стран. При строительстве будут обязательно применяться «зеленые» технологии: озеленение крыш, установка солнечных батарей, системы сбора и обработки дождевой воды, система понижения «углеродного следа» и другие. В общем, все будет делаться для того, чтобы отдых проходил, как и должно быть, с пользой для здоровья и ненавязчивым получением интересных знаний.

Любителям активного отдыха тут тоже будет чем заняться. Прекрасные горнолыжные трассы и другие спортивные сооружения порадуют тех, кто хочет провести смешанный отдых, отправляясь в одном направлении, без особых затрат на трансфер.

Инвестиционная стоимость проекта составляет 1 700 000 000 €. Если его реализуют, то вы сможете убедиться, что современный бетонный город может стать комфортным для проживания и отдыха во всех отношениях. И так бы хотелось, чтобы осваивая новые территории, девелоперы и мэрия хотя бы немного придерживались принципа «строить для жизни»…
Закончить наш короткий рассказ о современных  зеленых  технологиях, мы решили  забавной игрушкой – это моховой коврик для ванной комнаты от Нгуйен Ла-Чан (Nguyen La Chanh).

Наверняка многие из нас иногда вспоминают яркие моменты детства, связанные с летними каникулами у бабушки где-нибудь подальше от города, когда идешь босиком по влажной траве сразу после дождя… Скорее всего подобные мысли часто посещали светлую голову Нгуйен, когда она разрабатывала свой моховой коврик. Тем более, что по некоторым данным, ходьба босиком по траве улучшает кровообращение, да и просто поднимает настроение.

Приятно, выходя из ванны, ступать на слегка влажный мох, а не на скользкую поверхность плитки…

В состав базовой комплектации мохового коврика для ванной входит каркас, сделанный из специального вспененного прочного влагостойкого полимера под названием пластазот, и три разновидности мха – лесной, островной и шариковый. Каркас имеет множество круглых углублений, в каждом из которых находится немного мха.
Предполагается, что влажности среднестатистической ванной комнаты будет хватать для питания всего мха мохового коврика водой. Но это все пока в теории. Нгуйен сделала только один образец своего мохового коврика и испытывает его у себя в ванной. Ну а нашему мелкому бизнесу можно быстренько подхватить идею и выбросить на рынок. Так завоёвывается мир.

«Сложно объяснить, как я добился успеха!
Точно не силой и даже не размышлениями,
не умом, и необязательно интуицией
.
Скорее всего – путешествием по мечтам».
Friedensreich Hundertwasser

Материал поступил в редакцию 06.11.2012г. Другие работы автора

Стилистическая обработка наша. Sir35