Уважаемые Читатели!
Я время от времени публикую письма от «людей вне системы», потому что у них есть чему поучиться. Это те, которые «не такие как все». Но, несмотря на всю их, с точки зрения социума, «странность», эти люди пишут гораздо более адекватные, внятные и осознанные письма, чем большинство из тех, кто «нормально упакован в систему».

Одно из таких писем привожу ниже. В похожем выпуске, N 247, где «на лошадях скакали без седла и сбруи», веяло ветром степей. Здесь же вы почувствуете дуновение космического ветра. Письмо и в самом деле необычное, даже слог настолько неказенный (не путать с неграмотным), что я не удержался выделить жирным шрифтом особенно понравившиеся мне фразы.

«Я с детства очень странный ребенок. Для меня, например, недопустимо насилие. Я сейчас могу огрызнуться, если мой мозг полагает, что это необходимо, но это будет только в формате заставить себя, и потом меня внутренне тошнит еще добрых пару дней, ибо неясен совершенно смысл таких поступков. Но многие этим занимаются (сейчас их, конечно, вокруг меня уже почти нет, таких, но раньше были просто тонны), троллят, дергают, и даже, к моему удивлению получают от этого удовольствие! Дошло до того, что одно время все хором говорили, что я не человек!

Меня и травили, все 11 лет, что я училась в школе, я расстраивалась, но мне было неясно, как я могу причинить вред другим, вот ну как? Травили, правда, умеренно, ибо заодно списывали у меня домашние работы и контрольные, а для меня школьная программа не составляла ни единой проблемы, я даже времени не тратила на школу, кроме сидения в ней, и то, вечно рисовала параллельно с уроками. Окружающие, впрочем, не верили, что я могу получать прекрасные оценки без усилий, поэтому травили и дергали еще и за то, что я, мол, заучка, ботан и задрот.

Do you want my heart

С универами после была та же история, я поступила два раза в два весьма грозных универа, один очень художественный, другой очень мозгодробительный, везде «позвездела», и оба бросила, когда поняла, что лично для меня они исчерпаны, что я уже «отучила» там все, что мне было нужно, и ой, а дальше я могу сама. Никто не понял, как это нельзя подождать еще спокойно 4 года до диплома, а я не поняла, как это можно ждать 4 года, когда душа зовет действовать и делать совсем другое.

Но вернусь к детству. Кроме того, мне снятся очень красочные сны, честно говоря, они иногда более реальные, чем тот материальный мир, что меня окружает. Вот хоть ты тресни, краски там более яркие, все какое-то более настоящее. Иногда, когда снится что-то такое, вот ну совсем уж не отсюда, я потом еще хожу и неделю радуюсь. Мне хорошо, будто дома побывала и отдохнула.

Ммм, у меня сейчас много хороших людей и событий случается, то есть все вокруг тут – тоже волшебное (во многом спасибо вашим книгам, спасибо), но почему-то не цепляет меня это, вот ну нисколько, не вызывает сильных чувств… Радостно – да, приятно – да, здорово – да, чудесно – да, но не такое безумное потустороннее счастье.

White Death

И, на самом деле, мне не обязательно даже спать, для того чтобы что-то увидеть. Я могу закрыть глаза, и картины, и места будут вырастать сами собою, иногда даже удивляя меня, мол, откуда тут это взялось, ну надо же, как красиво.

И, не уверена, да или нет, прямое это видение или нет. Но на днях было странное, сижу себе, читаю книгу с монитора. Потом закрыла глаза, задумалась, читаю дальше. И тут понимаю, что, эм, глаза-то у меня по-прежнему закрыты! А я читаю! Ой! Удивилась, теперь думаю, что, ну странно мне вдруг обладать прямым видением, с одной стороны, с другой – а ну что это еще. Кстати, когда читала ваш выпуск про это, и про летучих мышей, ко мне в ту же ночь прилетела ну самая натуральная летучая мышь. Никогда их не видела раньше, и не думала даже, что в городе они живут.

Еще я рисую. И вот рисую я обычно так, что ко мне приходит картина в голову, а я ее честно воплощаю тут, как она, картина, просит. Для меня было большим удивлением, что далеко не все, и вообще почти никто из условных «коллег» не рисует так! Они долго чертят что-то на бумаге, перерисовывают кучу аналогов, референсов, и собирают, наконец-то, картинку из винтиков. А я так делать не могла никогда, мне скучно, поэтому меня всегда дергали, что я странная и «нечеловеческая».

Доходило до того, что я часто не хотела поправлять работу или просто разочаровывалась, работая на кого-то (сейчас-то уже только сама себя), когда меня просили поправить что-то в сделанном. У меня удивление, мол, мне не лень править, но как я могу! Вот это вот – мое Детище – оно такое, и оно не может быть другим, это вранье иначе будет!

Даже то, как я объясняю, почему мне что-то нравится или нет – всех удивляло. Мне обычно ощущается, что от вещи или рисунка – веет силой, энергией, другим миром, и она – Настоящая. Или нет. Настоящее мне нравится, все остальное не занимает.

Что же до рисования, то я как-то с раннего возраста знала, во что это вырастет, и знаю. Иногда переставала верить, когда слишком уж задергивали окружающие, что я, мол, придумываю. Одно время, они так задергали, что в 20 лет я уже собиралась ползти на кладбище, ибо ноги ломались как спички по куче неудачных причин, тело отказывало, да еще завелась куча психических проблем, мешавших спать, есть, думать, делать, жить, наконец. Страшно вспомнить, я один раз три недели почти не ела и не спала вот просто от страха. Боялась, что у меня рак, и я скоро умру, понимала, что если так бояться – есть все шансы, но перестать думать об этом, не выходило.

Кстати, Трансерфинг мне тогда уже попадался, знакомая девочка советовала, но советовала она так насильно, что я отплевалась, года через пол после этого пошла к психотерапевтам, у психотерапевтов еще года через пол случайно послушала отрывок аудиокниг ваших опять же, нашла себе все остальные – и перестала ходить к этим мозговедам. Они, что самое смешное, изо всех сил старались вылечить меня от моей необычности, и сделать такой вот успешно работающий, правильный кусочек системы, отчего у меня возникло чувство, что я умираю еще сильнее, чем до них. Но, уфф, сейчас-то я – это я, так что все хорошо.

Что же до того, что я знаю, то картины там просто неописуемые. С точки зрения логики это полный бред, и один человек столько не может, но я уже выкинула эту логику относительно своих мечт, так что просто предвкушаю и делаю.

И, кстати, да, еще одна странность – творчество для меня – высшая мера счастья. Я наиболее счастлива, именно когда что-то создаю. Вот люди вроде встречаются, влюбляются, гуляют (я тоже), но для меня это не главное, для меня счастье – чувствовать поток энергии, который из другого мира через руки выходит сюда, и счастье видеть потом результат. Я одно время долго, когда пыталась определить, что же из моих порывов настоящее, выкидывала разные устремления и потребности, и примерялась. Вот оказалось, что все что угодно могу выкинуть, только не это.

Еще на меня не клеятся классические гендерные модели. Вот я выросла вроде в той среде, в которой все вырастают как есть, а нет, я уж скорее андроген по поведению и характеру, могу вести себя и так, и так. То есть я все время росла сама с собою, будучи с собою честной – и оказалось, что вот, такое существо. Семья и дети меня, например, искренне не занимают, хотя вот одно время их на меня клеили, типа «счастье каждой женщины». А я просто знаю, что это – не нужно мне, зато есть куча других вещей с людьми, которые я хочу построить. У меня есть эдакая полу-готовая картинка отношений между людьми в голове, вроде отношений свободных независимых сущностей, единственная причина для которых проводить время вместе – это искреннее друг к другу уважение, восхищение и любовь.

И еще, про счастье и про другой мир. Я, бывает, чувствую тоску по тому, другому миру. Вот по звонкому, чистому, где людские поступки четкие, осознанные, и звонкие, где сами люди – скорее уже как боги, где чувства очень чистые и настоящие, эдакий мир, пропитанный светом и энергией. Я с грустью понимаю, что вокруг немножко ммм, не то, и далеко не то, и очень скучаю по тому волшебству и свету, которое могу как будто бы вспомнить, как будто я там жила раньше.

Мне в детстве было ужасно принять, что мир только материален, и только такой, что вот эти скучания по мечтам, и быть так не может, опять же, все наседали и твердили, что вырастешь-поймешь. А я так и не выросла, слава богу.

Wedding

В пожелания моей души входит быть эдаким существом вне времени, Ведьмой измерений, вряд-ли-человеком для большинства, и оставить после себя много сотворенного прекрасного. Я как-то уже обжилась со всеми этими странностями, правда, иногда немного тоскливо, и немного жаль, что поблизости нету людей, которым можно это все пересказать, и они поймут толком. И до сих пор немного обидно за все «ты странная, ты больная, тебе надо в психушку, ты не человек», которые я выслушала от многих близких и не близких, включая даже родителей. Возможно, поэтому и пишу вам.

Единственно что, у меня до сих пор много прямо таки животного ужаса. Он у меня откуда-то есть с самого рождения, а лет мне сейчас 23, сейчас правда во вполне умеренных количествах уже, но. Сначала я там боялась всяких зомби и инопланетян из кошмаров, воров и дядек в подворотнях, а сейчас я боюсь… системы! Пока что хожу прямо по стеночке, в конфронтации не вступаю, живу себе очень отдельно, оформляю себя как индивидуального предпринимателя, чтобы я уже и кусок государства, налоги ему плачу честно, но отдельно, и все по тому же принципу, где пересекаюсь – опять же, лапочка.

Но откуда-то боюсь, что вот, а вдруг, если я перестану жаться в угол и творить буду по-честному, масштабно, как хочется, и детища мои вырастут, и станут очень известными более чем тысяче человек, – вдруг система меня дернет? Вдруг я ей не понравлюсь? Вдруг она решит, что я слишком, и съест меня?

Вдруг эта страна схлопнется, закроет границы, насильно посадит всех винтиками винтить, как в «Рассказе служанки» или «1984», а я вдруг усну и не успею вовремя убежать? Ведь внутри такой вот жесткой системы я просто не смогу существовать, меня там не будет, я не смогу стать собою. Или вдруг ничего не случится со страной, но я стану какая-то слишком уж звонкая, и меня как ведьму затравят? Вот вроде понимаю, что довольно сложно такое делается, но откуда-то этот периодически, прямо ужас, есть.

Я просто как-то и привыкла сдерживать себя, ибо если я – это я, то для всех слишком честная, слишком прямая, слишком, я не знаю, красивая, слишком творческая, слишком вообще все! Все слишком! И вся эта травля, которая упала на меня в школе буквально с 7 лет.

Вот честно, я помню, что у меня были периоды, потом, когда мне казалось, что я, то очень сильно выше всех и сильно не такая, или наоборот, сильно ниже всех и сильно кривая опять же. Я понимаю, что тогда я могла вызывать эти все «бубубу, ты не такая» именно таким своим чувством внутренним. Но тогда, в детстве, я помню, что у меня ко всему миру было просто искреннее чувство любви и интереса, и все равно, почему-то откуда-то выросло это «бубубу, ты не такая, мы тебя за это травим».

Мне немного страшно из-за этого прямо таки жить. Ужас говорит, перестать быть собою и становиться как все. И я, то живу собой, двигаясь к своей Цели, то приходит ужас, и я вымораживаюсь, и стараюсь вообще не шевелиться, не отсвечивать и не быть. Естественно, я так долго не могу, потому что Душа зовет же, поэтому выкидываю ужас из головы, настраиваюсь на хорошее, и двигаюсь дальше».

Бояться вам нечего. Нет, система «не решит, что вы слишком, и не съест вас». Время, когда художников и поэтов сажали в тюрьмы, прошло. Сейчас из тех, кто мнит себя «мучениками борьбы за правду», по тюрьмам рассажены лишь нарушившие уголовный кодекс. И это не «люди вне системы», а скорей наоборот, ее истинные приверженцы, как ни парадоксально.

Система очень любит все переворачивать с ног на голову, и надо быть очень трезвым и осознанным, чтобы понимать, что происходит на самом деле.

Система «не решит, что вы слишком, и не съест вас» уже лишь по той причине, что ей опасаться нечего – у нее все под контролем, включая «борцов» и «мучеников». И она знает, что ее не сломать. Поэтому, «людей извне» система не преследует, а обходит стороной. Ей невыгодно, чтобы они были на виду. Понимаете?

Самое худшее, что может сделать с вами система, это попытаться дискредитировать ваше творчество, заштриховать его, принизить. Однако если вы будете иметь смелость и дальше следовать своим уникальным путем, система ничего не сможет с этим поделать. Тогда, ей останется только признать вашу уникальность и сделать вас звездой. Другими словами, принять вас в свой «звездный реестр». Ну а дальше, сможете ли вы сохранить свою уникальность «в реестре», зависит от вас.

Творческий сайт художницы: http://whitedeathinc.com

Трансерфинг. Управление реальностью. Вып. N 256

Вадим Зеланд

Бутик художницы

 .

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

.

Все иллюстрации подобраны нами, VA

.